Невероятно, но факт!

Часть 18

Земля поздравляет нас с благополучной стыковкой и желает продолжения в том же духе.

Во время стыковки основная нагрузка, естественно, падала на командиров кораблей. Мы с Борисом исполняли свою партию, как говорится, «в четыре руки», а бортинженер и инженерисследователь нам «подыгрывали».

Теперь же, после стыковки, роли менялись…

Я запросил экипаж «Союз-а5» о готовности к началу новой операции по переходу космонавтов из корабля в корабль. И тут оказалось, что ребята все еще никак не могут успокоиться после успешной стыковки. Вот и Земля напоминает им, чтобы они поменьше предавались эмоциям и занялись бы «полезным» делом. Волынов дает команду Елисееву и Хрунову перейти в орбитальный отсек и приступить к надеванию скафандров.

Представляю, как трудно сейчас ребятам. В невесомости скафандры и все снаряжение свободно плавают по отсеку, и надо обладать искусством акробата, чтобы ловко, улучив момент, «вплыть» в оболочку скафандра. Но еще труднее им будет в момент шнуровки. Эта операция требует значительных физических усилий, причем одновременно должны быть заняты работой обе руки. В невесомости нет надежной опоры, и нужно ухитриться очень прочно зафиксироваться ногами.

Хрунов в своей книге потом напишет: «Надевая скафандры, мы так увлеклись этой работой, что совсем забыли, что находимся в полете, а не на тренировке в Звездном. Только какимито глубинными долями мозга помнили, что это реальный полет и нам предстоит выход в реальный космос. Наверное, поэтому у каждого из нас лицо было чуть-чуть более красное, чем обычно, а на лбу выступили холодные капельки пота. По нескольку раз мы проверяли со всей тщательностью шнуровку скафандров, подключена ли вентиляция, не забыли ли какую мелочь».

Борис Волынов перешел в орбитальный отсек и помог ребятам надеть перчатки, гермошлемы, ранцы с системами жизнеобеспечения, проверил, все ли у них в порядке.

Я поддерживаю с экипажем «Союз-5» постоянную связь и хорошо слышу их доклады о проделанных операциях. Контролирую с помощью специальной инструкции по переходу, все ли сделано так, как надо, соблюдена ли последовательность операций.

Наконец слышу, как Борис прощается с друзьями. Он шутливо выражает им свое недовольство, что они «бросают его в одиночестве на произвол судьбы».

Даю ребятам «добро» и сам начинаю готовиться к их встрече. Еще раз проверяю герметичность орбитального отсека, сбрасываю в нем давление до нуля и с помощью дистанционного управления открываю крышку люка. По очереди с Борисом опробуем ручное управление связкой из двух кораблей и разворачиваем станцию так, чтобы в момент перехода через открытый космос солнечные лучи не мешали бы телепередаче и киносъемке. Станция, как и отдельный корабль, послушно выполнила наши команды.

Через визир наблюдаю, как из люка корабля «Союз-5» показалась сначала голова, потом плечи и почти весь корпус космонавта. Знаю — это выходит из корабля Евгений Хрунов. О чем думает он сейчас, что ощущает? «Передо мной разверзлась бездна, — так писал он в своей книге. — Она ощущалась очень остро и напряженно. Эмоции значительны. Даже сильнее, чем перед первым прыжком с парашютом. Но постепенно напряжение спадало. И когда я приступил к выполнению полетного задания, оно почти совсем исчезло.

Метрах в восьмидесяти от корабля я увидел плывущую кинокамеру. Ею я должен был снимать процесс перехода из корабля в корабль. Оказывается, в тот момент, когда я созерцал открывшийся передо мной космос, камера выплыла у меня изпод рук, так как не была прикреплена к страховочному фалу. Пришлось распрощаться с кинокамерой и съемками».

Из своего корабля по экрану перископа я наблюдал за всеми действиями Евгения Хрунова. Передвигался он с помощью рук, ловко цепляясь за скобы. «По дороге» включил киноаппарат, укрепленный на кронштейне.

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 20

На все эти дела ушло минут сорокпятьдесят, и вот мы снова заняли свои места в кабине спускаемого аппарата. С удовольствием посматриваю направо и на лево, на сидящих рядом друзей. До чего же уютно стало в корабле с их приходом! Искренне посочувствовал Борису — ведь он теперь в одиночестве будет заканчивать свой полет. В расчетное время…

Часть 21

Затем мы продолжили совместную работу. Теперь мне не приходилось суетиться, переключать свое внимание с одного дела на другое — все делили на троих, у каждого были свои четкие обязанности. Женя занялся навигационными измерениями, кино и фотосъемками Земли и атмосферных явлений, Алексей на правах бортинженера приступил к проверке систем корабля. Я приводил в порядок записи в…

Часть 22

Проснулись мы мгновенно, и даже не хотелось, как на Земле, «потянуться» и «поваляться еще чуток». «Выплыли» из своих мешков, проделали несколько упражнений с эспандерами, «умылись» и за работу — нужно было еще до связи с Землей привести в порядок отсеки, уложить все оборудование и снаряжение, которое подлежит возврату на Землю, изловить все плавающие по кабинам…

Часть 23

Волынов шлет нам по радио свой привет и желает мягкой посадки. Мы дружно кричим ему: «До встречи на родной Земле!» Он еще сутки будет находиться в космосе. Немного завидуем ему, для нас космическая эпопея уже заканчивается… Тормозной двигатель отработал положенное время и замолк. Снова наступила тишина. Снова вернулась невесомость. Стараемся понять — все ли у…

Часть 24

«Востоки» могли осуществлять только неуправляемый спуск по баллистической кривой — от этого и перегрузки были вдвое большими, и нагрев оболочки значительно сильнее, и пламя за бортом бушевало куда страшней! Но и нам переживаний хватает. Напряженно ждем главного момента — раскрытия парашютной системы. Тянутся, тянутся секунды… Наконец чувствуем сильный удар и ощущаем всплеск перегрузок — это…

Часть 25

Переглянулись с ребятами — садиться на дома нам совсем не хотелось. Но… нам только казалось, что мы близко от Земли, высота была еще довольно приличной, и населенный пункт исчез из виду. Под нами широкая снежная равнина. Хрунов командует: «Приготовиться! Земля!» Мы успеваем сгруппироваться в креслах. Потом ощущаем крепкий удар. Сработали двигатели мягкой посадки… Я приподнял…

Часть 26

Расталкивая всех, к нам энергично пробирался какойто человек. «Наверное, журналист», — почемуто подумал я. И точно. Этот товарищ с ходу начал брать интервью. Но старший по группе поиска оттеснил журналиста: он спешил принять «космическое» имущество и отправить нас в Караганду. Как только мы заняли предназначенные нам места в вертолетах, пилоты подняли свои машины в воздух……

Часть 27

Когда наш самолет приземлился на Внуковском аэродроме и я вышел на верхнюю площадку самолетного трапа, увидел яркую красную ковровую дорожку, протянувшуюся от самолета до трибуны, на которой стояло множество людей, у меня даже в глазах потемнело и тело забило мелкой дрожью… Не помню уже, как мы спустились по трапу, как строем, печатая шаг, шли по…

Часть 11

Из полосы тени корабль вышел уже в южном полушарии. Прямой связи с нашими пунктами еще не было. Не скрою — я волновался в этот момент: как-то поведет себя в космосе настоящий корабль, будет ли он так же послушен моей воле, как был послушен комплексный тренажер на Земле? Взялся за ручку управления. По теневому индикатору определил…

Часть 28

Но в Центре в это время уже началась подготовка к следующему этапу испытаний кораблей «Союз» — уточнялась программа, формировались экипажи, составлялись программы занятий и тренировок. Товарищам, впервые готовящимся к полету, нужны были наша помощь, наш опыт. К тому же я был назначен начальником отдела подготовки экипажей космических кораблей «Союз». Забот прибавилось, и, отлично понимая всю…

Все права защищены ©2006-2020. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru