Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Дважды первая (VI)

По предложению Марковникова Юлия Всеволодовна занялась «определением выхода ароматических углеводородов при наполнении трубок металлами». Так Лермонтова вторично получила титул первой — первая в России женщина-нефтяник. До нее в области химии и переработки   нефти   женщины   не   работали.

Два года длилось кропотливое, сравнительное изучение нефти и каменного угля. Лермонтова была прирожденным исследователем. Сочетание знаний и интуиции, упорства и какой-то неженской смелости в постановке экспериментов привели к блистательным результатам. В 1883 году на общем собрании Московского отделения Русского технического общества Юлия Всеволодовна выступила с фундаментальным докладом. Она доказала, что по сравнению с каменным углем нефть имеет множество преимуществ как сырье для получения светильного газа, бензина, антрацена. Вся масса нефти способна к химическим превращениям, говорила Лермонтова, а в каменном угле только часть этой массы. Кроме того, в угле мало водорода, поэтому происходит интенсивное коксование. И вообще, нефть более приемлема с точки зрения технологии переработки, так как она жидкая и возгонку можно вести непрерывно. Легче равномерно прогревать материал, менять условия притока сырья, значит, и по желанию получать тот или иной продукт.

Изучив условия протекания процесса возгонки нефти, Лермонтова определила оптимальные и предложила новую конструкцию перегонной установки непрерывного действия, позволяющую увеличить выход ценных фракций. После опубликования результатов исследований многие ученые забеспокоились, что открытие Лермонтовой приберут к рукам иностранные промышленники. В 1883 году профессор К. Тумский писал 272    в журнале «Техник»: «Наши благодетели-иностранцы никогда не откажутся от лакомого куска и как только увидят, что дело может дать миллионы, а это они увидят раньше нас, они возьмут его в свои руки. Так было и так еще будет».

Тумский оказался прав. Иностранные фирмы широко начали применять технологию Лермонтовой и получили на этом огромные прибыли. Царское правительство и русские нефтепромышленники безразлично отнеслись к тому, что всколыхнуло ученых-химиков. Их не беспокоили ни вопросы престижа, ни бережного отношения к природному богатству.

Та же «неудача» постигла и изобретение Лермонтовой новой конструкции аппарата для перегонки нефти, хотя и оно получило высокую оценку современников. «Аппарат Юлии Всеволодовны Лермонтовой,— отзывались коллеги, — заслуживает особого внимания главным образом по простоте конструкции, что делает его вполне доступным для заводчан. Присмотр за аппаратом крайне упрощен. При этом можно получать желаемое число прогонов и прекрасного качества». Но эти отзывы остались неуслышанными. Цены на мазут были высоки, поэтому, даже ничего не меняя, довольствуясь старой установкой, промышленники отнюдь не были в убытке.

Лермонтовой исполнилось сорок лет. Среди химиков и нефтехимиков ее имя называлось рядом с именами крупных ученых и инженеров. Почти двенадцать лет назад она пересекла границу России, увозя в саквояже трофеи, полученные в Германии: тисненный золотом диплом и кусок ограненного минерала титанита. Тогда она не чувствовала ни удовлетворения, ни особой радости. Ее угнетала ничтожность результатов по сравнению с затраченными усилиями. То же   самое   испытала   она   и   теперь, в 1886 году. Диплом, знания, опыт — зачем они, если их нельзя полностью применить на родине? К чему слава, если дело твоих рук не претворяется в жизнь? Зачем отданы учебе лучшие годы жизни? А могла быть семья, дети… а так, рядом никого из близких. Ковалевская давно живет в Стокгольме, родители умерли, сестра уезжает за границу. И на кого теперь оставить подмосковное имение, которое из-за плохого присмотра постепенно приходит в упадок, перестает приносить доход? А жалованье у нее почти символическое…

Юлия Всеволодовна переживала душевный кризис. Она не видела для себя выхода из создавшейся ситуации. И, утешая себя тем, что грозящие материальные трудности все равно вынудили бы ее бросить науку, Лермонтова уехала в имение и заня лась сельским хозяйством. Впрочем, и на новом поприще Юлия Всеволодовна проявила себя как ученый, как человек европейской культуры и образования. Она заказывала специальные журналы, проспекты сельскохозяйственных выставок. Лермонтова не впала в фатализм, не потеряла веры в волю человеческую. Она писала Фуфе, для которой после смерти Ковалевской, так и не принятой на родине, осталась самым близким человеком:

«Надо стараться, чтобы молодые твои годы не пропали даром, чтобы ты не отказывалась от личного счастья, которое необходимо человеку, нашла верную дорогу для правильного и полезного для других использования всего того запаса умственных и нравственных сил, которые даны тебе от природы».

М. Грунина

Последний рейс “Фортуны” (III)

Одни ретиво исполняли приказ ка¬питана, другие выискивали собствен¬ное добро, прятали его в канатных бухтах, под мачтой. Мекешев выхватил пистоль: —Уложу! Каждого, кто!.. Заборт! Всё! Живо! Стрелять не понадобилось. Летели, плюхались в море бочки с солониной, пеньковые тюки, сумы с провиантом, ящики с драгоценными железными изделиями, пассажирские пожитки. —Верп за борт! Следом за чемоданом студента ушел…

Слово о Мусоргском

Жизнь, где бы ни сказалась правда, как бы ни была солона; смелая, искренняя речь к людям в упор — вот моя закваска, вот чего я хочу… и таким пребуду. М. Мусоргский В XX веке на нашей планете Земля возник превосходный обычай: отмечая юбилей великого человека, посвящать этому событию целый год, называя его именем юбиляра. Нынешний,…

Последний рейс “Фортуны” (IV)

Не успели дух перевести, волны и ветер опять потащили «Фортуну». Якорь волочился по песчаному грунту» не зацеплялся.Судно отказалось подчиняться рулю. Положение стало критическим. Бот предсмертно трещал. Последний и единственный шанс — как можно скорее выброситься на косу. — Руби канат! Канат руби! — отдал команду штурман. Теперь уже ничто не сдерживало «Фортуну». Могучая волна подхватила…

Последний рейс «Фортуны» (V)

До чего же прекрасен обыкновенный кипяток! Растянуть бы такое блаженство не на глотки — на капли, прикорнуть бы у жаркого смоляного костра из корабельных досок.— Кашеварам обед ладить, остальным — на разгрузку! И опять две цепочки потянулись от взлобка к «Фортуне» и от «Фортуны» к взлобку. После горячего обеда пали мертвецким сном. Пробуждение было тяжелым,…

Последний рейс «Фортуны» (VI)

И кормщик перекрестился, помянув «Фортуну», как умершего человека. Академический отряд с профессорами не появились на Камчатке ни в следующую весну, ни через год, ни через два… Около четырех лет всю научную работу экспедиции на полуострове выполнял один студент, Степан Крашенинников. Терпя лишения и нужду, преодолевая суровые тяготы и опасности, он исходил, изъездил, проплыл вдоль и…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (I)

Это удивительно, но я никогда не слышал о нем на школьных уроках литературы. И многие филологи, если я спрашивал про него, отвечали рассеянно: да, мол, было что-то, с кем-то встречался, писал мемуары. А ведь именно ему, Павлу Васильевичу Анненкову, мы должны быть благодарны за то, что у нас есть Полное собрание сочинений Пушкина и научная…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (II)

Чтобы перейти к другому пересечению, придется слегка отклониться от главной линии рассказа в сторону молодого русского помещика Григория Михайловича Толстого. Путая, его иногда называли графом Толстым. Он не был графом. Первые девять лет жизни он даже считался незаконнорожденным сыном крепостной девки Авдотьи, то есть был по рождению рабом. Умри в это время его отец, отставной…

Вычислять и жить (II)

А потом ему же и ученикам стал диктовать содержание и остальных сгоревших рукописей. Не удивляйтесь, даже позже, в глубокой старости, он еще сможет, поражая окружающих, пересказать почти тысячу стихов «Энеиды», указав последнюю и первую строки на каждой странице! Такой силы была его память, такой мощи был его мозг.Левый глаз ему вскоре прооперируют. Но, приступив тотчас к…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (III)

Летом 1846 года в казанском поместье Григория Толстого произошел разговор, важный для всей российской литературы. Из Петербурга через пол-России в тряских пыльных колясках приехали к Толстому друзья-литераторы: Некрасов и Панаев с женою Авдотьей Яковлевной. Хотя Некрасову исполнилось лишь двадцать пять лет, он уже, как сказали бы теперь, становился лидером в своем кругу. Ночи напролет Толстой…

Вычислять и жить (I)

Белые ночи снова пришли в Санкт-Петербург. Городу было всего шестьдесят восемь лет, а он уже перегнал, перерос главные древние европейские центры. Красою же своей, строгостью дворцов, отраженных спокойными водами Невы и ее младших сестер, выделялся Санкт-Петербург среди столиц, как юная красавица в кругу почтенных дам. Но в день, который мы считаем началом белых ночей —…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru