Невероятно, но факт!

Дважды первая (VI)

По предложению Марковникова Юлия Всеволодовна занялась «определением выхода ароматических углеводородов при наполнении трубок металлами». Так Лермонтова вторично получила титул первой — первая в России женщина-нефтяник. До нее в области химии и переработки   нефти   женщины   не   работали.

Два года длилось кропотливое, сравнительное изучение нефти и каменного угля. Лермонтова была прирожденным исследователем. Сочетание знаний и интуиции, упорства и какой-то неженской смелости в постановке экспериментов привели к блистательным результатам. В 1883 году на общем собрании Московского отделения Русского технического общества Юлия Всеволодовна выступила с фундаментальным докладом. Она доказала, что по сравнению с каменным углем нефть имеет множество преимуществ как сырье для получения светильного газа, бензина, антрацена. Вся масса нефти способна к химическим превращениям, говорила Лермонтова, а в каменном угле только часть этой массы. Кроме того, в угле мало водорода, поэтому происходит интенсивное коксование. И вообще, нефть более приемлема с точки зрения технологии переработки, так как она жидкая и возгонку можно вести непрерывно. Легче равномерно прогревать материал, менять условия притока сырья, значит, и по желанию получать тот или иной продукт.

Изучив условия протекания процесса возгонки нефти, Лермонтова определила оптимальные и предложила новую конструкцию перегонной установки непрерывного действия, позволяющую увеличить выход ценных фракций. После опубликования результатов исследований многие ученые забеспокоились, что открытие Лермонтовой приберут к рукам иностранные промышленники. В 1883 году профессор К. Тумский писал 272    в журнале «Техник»: «Наши благодетели-иностранцы никогда не откажутся от лакомого куска и как только увидят, что дело может дать миллионы, а это они увидят раньше нас, они возьмут его в свои руки. Так было и так еще будет».

Тумский оказался прав. Иностранные фирмы широко начали применять технологию Лермонтовой и получили на этом огромные прибыли. Царское правительство и русские нефтепромышленники безразлично отнеслись к тому, что всколыхнуло ученых-химиков. Их не беспокоили ни вопросы престижа, ни бережного отношения к природному богатству.

Та же «неудача» постигла и изобретение Лермонтовой новой конструкции аппарата для перегонки нефти, хотя и оно получило высокую оценку современников. «Аппарат Юлии Всеволодовны Лермонтовой,— отзывались коллеги, — заслуживает особого внимания главным образом по простоте конструкции, что делает его вполне доступным для заводчан. Присмотр за аппаратом крайне упрощен. При этом можно получать желаемое число прогонов и прекрасного качества». Но эти отзывы остались неуслышанными. Цены на мазут были высоки, поэтому, даже ничего не меняя, довольствуясь старой установкой, промышленники отнюдь не были в убытке.

Лермонтовой исполнилось сорок лет. Среди химиков и нефтехимиков ее имя называлось рядом с именами крупных ученых и инженеров. Почти двенадцать лет назад она пересекла границу России, увозя в саквояже трофеи, полученные в Германии: тисненный золотом диплом и кусок ограненного минерала титанита. Тогда она не чувствовала ни удовлетворения, ни особой радости. Ее угнетала ничтожность результатов по сравнению с затраченными усилиями. То же   самое   испытала   она   и   теперь, в 1886 году. Диплом, знания, опыт — зачем они, если их нельзя полностью применить на родине? К чему слава, если дело твоих рук не претворяется в жизнь? Зачем отданы учебе лучшие годы жизни? А могла быть семья, дети… а так, рядом никого из близких. Ковалевская давно живет в Стокгольме, родители умерли, сестра уезжает за границу. И на кого теперь оставить подмосковное имение, которое из-за плохого присмотра постепенно приходит в упадок, перестает приносить доход? А жалованье у нее почти символическое…

Юлия Всеволодовна переживала душевный кризис. Она не видела для себя выхода из создавшейся ситуации. И, утешая себя тем, что грозящие материальные трудности все равно вынудили бы ее бросить науку, Лермонтова уехала в имение и заня лась сельским хозяйством. Впрочем, и на новом поприще Юлия Всеволодовна проявила себя как ученый, как человек европейской культуры и образования. Она заказывала специальные журналы, проспекты сельскохозяйственных выставок. Лермонтова не впала в фатализм, не потеряла веры в волю человеческую. Она писала Фуфе, для которой после смерти Ковалевской, так и не принятой на родине, осталась самым близким человеком:

«Надо стараться, чтобы молодые твои годы не пропали даром, чтобы ты не отказывалась от личного счастья, которое необходимо человеку, нашла верную дорогу для правильного и полезного для других использования всего того запаса умственных и нравственных сил, которые даны тебе от природы».

М. Грунина

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (II)

Из достижений ученого в механике, рассказывать о которых легче, чем о математических, вспомним о разработанной им для молодого Русского флота первой теории остойчивости корабля — в книге «Морская наука, или Трактат о кораблестроении и кораблевождении». Это вечная задача о том, как строить корабли, чтобы при разных загрузках, скоростях и курсах по отношению к волнам они…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VII)

По-видимому, все жизни состоят из пересечений с чьими-то судьбами, открытиями, мнениями, радостями и печалями. Иногда эти пересечения перестраивают и нашу линию судьбы, придают ей, так сказать, иной маршрут, новое направление. Иногда мы проходим мимо, даже не узнав о состоявшемся пересечении. Тут уж многое зависит от нашей внутренней готовности, настроенности. От умения принять чужую волну. Для…

Рассказать о нем — долг ученого

Недавно в Ленинграде был я на защите диссертации по прикладной механике. Молодой ученый, автор важных изобретений, защищался ярко, уверенно, пожалуй, даже чуть самоуверенно: почему-то не упомянул он о своих учителях в науке, о предшествовавших работах профессоров — членов Ученого совета, хотя от них зависела судьба защиты. Случайно я обратил внимание, что он то и дело…

Дважды первая (I)

В восемь часов вечера Гейдельберг засыпает. Пустеет рыночная площадь. На окнах домов и лавок хозяева опускают жалюзи. Только в доме неподалеку от университета долго не гаснет свет. Там живут русские студентки. То, что сюда приехали учиться русские, удивления не вызывало. Гейдельберг славился старинным университетом, сильными математиками и химиками. По утрам длинные, тесные коридоры этого храма…

Вторая родина великого швейцарца (I)

Он родился в городе Базеле в 1707 году в семье сельского пастора, от которого унаследовал и набожность, и любовь к математике: отец обучался у самого Якоба Бернулли — старшего в «династии» потомственных знаменитых математиков. Без труда учился Леонард в гимназии, и сам начал посещать небольшой Базельский университет, в котором преподавал выдающийся математик—младший брат Якоба —…

Дважды первая (II)

На Петербургском съезде натуралистов в 1867 году зародилась мысль организовать ряд лекций  для  женщин по университетским предметам. Слух об этом распространился молниеносно, и на имя ректора Петербургского университета посыпались заявления. Их подписали более четырехсот женщин самого разного сословного положения и состояния — от разночинок до аристократок. Одновременно в Москве возник кружок женщин, решивших тоже добиваться…

Вторая родина великого швейцарца (II)

Отдав России четырнадцать лет плодотворного труда, Эйлер принял лестные условия прусского «короля философа» Фридриха II и переехал в Берлин, чтобы занять созданный для него пост главы математического отделения Берлинской академии наук. Позже он фактически возглавлял эту академию и проработал в Берлине двадцать пять лет, получив признание как первый математик мира. Но, по словам одного из…

Дважды первая (III)

Лермонтова истово работала в лаборатории Бунзена. Проводила качественный анализ соединений, исследовала количественный состав руд, отделяла друг от друга редкие металлы — спутники платины. Ее не тяготили однообразие и монотонность опытов. Точно священный ритуал, приобщающий к таинственному клану химиков, повторяла Юлия методики, добиваясь совершенства. Счастливая случайность сводит Лермонтову с Д. И. Менделеевым, приехавшим в Гейдельберг к…

Последний рейс “Фортуны” (I)

В октябре 1963 года в Ленинграде, на Васильевском острове, у бывшей церкви Благовещения прокладывали траншею. Ковш экскаватора выгребал производственный мусор, утопшую давным-давно булыжную вымостку, подстилку из битого кирпича и щебня, всякий хлам и песок. Вдруг стальные зубья ткнулись в обломанную каменную плиту. На ней сохранилась лишь часть над гробной надписи: На сем месте погребенАкадемии наук профессорСтепан…

Дважды первая (IV)

Сняв в Геттингене небольшую комнатку, Юлия начала готовиться к испытанию по четырем предметам: неорганической и органической химии, физике и минералогии. Три недели до решающего дня показались ей ужасными. Без Ковалевской она чувствовала себя одиноко. Собственные успехи в изучении химии, подтвержденные рекомендательными письмами известных ученых, казались ей ничтожными. Наконец настал страшный день. Каково же было потрясение…

Все права защищены ©2006-2020. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru