Невероятно, но факт!






купонлар.ру
Главная / Детям / За пределами школы / Из жизни замечательных людей / «Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (I)

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (I)

Дом Эйлера на Неве, на нынешней набережной Лейтенанта Шмидта, вошел своими стенами в надстроенное вверх и вширь угловое здание дома №15, на котором помещена мраморная доска в честь ученого. Надпись на ней довольно скромная: «…крупнейший математик, механик и физик». В здании сейчас средняя школа «с углубленным изучением литературы и истории», есть здесь и стенд, посвященный Эйлеру. А на углу той же набережной и Седьмой линии стоит знаменитый старинный трехэтажный «академический дом», опоясанный в два ряда мемориальными досками! Читаем их. Сколько имен! Жил тут и сын Эйлера профессор-математик, и пятерка выдающихся, действительно «крупнейших» русских математиков, почетных членов многих академий мира. Едва ли найдется на земле второй подобный дом, хранящий славу стольких жильцов! Но в глазах мировой науки здание школы на набережной даже более значительно, и пока отнюдь не из-за успехов ее выпускников. А потому, что Леонард Эйлер не просто «крупнейший…» — он один из самых гениальных людей, когда-либо живших на земле, общепризнанный лидер науки XVIII века. Если вспомнить, что в XVII веке первым был, несомненно, физик и математик Исаак Ньютон, в XIX — немецкий математик и физик Карл Гаусс, а в XX — физик Альберт Эйнштейн, то становится ясным, к какому ряду величайших имен принадлежит Леонард Эйлер.

Но один ли это ряд, спросите вы, ведь Ньютон и Эйнштейн — великие физики, а Эйлер и Гаусс в основном математики? Это верно, хотя и не совсем. Когда Ньютону понадобилась высшая математика в виде дифференциального и интегрального исчислений, он их создал (ранее Вильгельма Лейбница и независимо от него), обессмертив себя и в математике этими и другими работами. Аналогично и Эйнштейн — знаменитый автор специальной и общей теорий относительности. Создавая вторую из них — ее теперь называют теорией гравитации, — ввел новый математический аппарат особых символов; их новизна и своеобразие до сих пор препятствуют изучению этой теории в институтах. Математический ум обоих гигантов не уступал их гениальности в разгадывании физических основ мироздания.

А математик Леонард Эйлер был величайшим механиком, крупным астрономом, физиком, философом; он занимался необозримым числом прикладных задач, блестяще знал древнюю литературу, владел многими языками. По подсчетам биографов, он делал в среднем одно открытие в неделю!

Это он, Эйлер, объяснил человечеству, как вращается наша Земля, дав основные законы вращения твердого тела и вычислив «период Эйлера» движения земных полюсов. Этим законам подчиняется и игрушечный волчок, и «настоящий» волчок — гироскоп, главный элемент в системе управления ракетой, самолетом, кораблем, и все планеты, и спутники, и вообще все, что вращается и поворачивается.

Когда вы читаете в газете или слышите по радио об элементах орбиты искусственного спутника Земли, знайте, что два первых главных элемента — это Эйлеровы углы, введенные им в теории вращения твердого тела. Как механик, Эйлер является создателем и основ теории прочности: он решил задачу об устойчивых положениях нагруженной балки. А ведь на балках построено все, что построено человеком… далее

В. Васильев

Вычислять и жить (II)

А потом ему же и ученикам стал диктовать содержание и остальных сгоревших рукописей. Не удивляйтесь, даже позже, в глубокой старости, он еще сможет, поражая окружающих, пересказать почти тысячу стихов «Энеиды», указав последнюю и первую строки на каждой странице! Такой силы была его память, такой мощи был его мозг.Левый глаз ему вскоре прооперируют. Но, приступив тотчас к…

Последний рейс «Фортуны» (V)

До чего же прекрасен обыкновенный кипяток! Растянуть бы такое блаженство не на глотки — на капли, прикорнуть бы у жаркого смоляного костра из корабельных досок.— Кашеварам обед ладить, остальным — на разгрузку! И опять две цепочки потянулись от взлобка к «Фортуне» и от «Фортуны» к взлобку. После горячего обеда пали мертвецким сном. Пробуждение было тяжелым,…

Дважды первая (III)

Лермонтова истово работала в лаборатории Бунзена. Проводила качественный анализ соединений, исследовала количественный состав руд, отделяла друг от друга редкие металлы — спутники платины. Ее не тяготили однообразие и монотонность опытов. Точно священный ритуал, приобщающий к таинственному клану химиков, повторяла Юлия методики, добиваясь совершенства. Счастливая случайность сводит Лермонтову с Д. И. Менделеевым, приехавшим в Гейдельберг к…

Вычислять и жить (I)

Белые ночи снова пришли в Санкт-Петербург. Городу было всего шестьдесят восемь лет, а он уже перегнал, перерос главные древние европейские центры. Красою же своей, строгостью дворцов, отраженных спокойными водами Невы и ее младших сестер, выделялся Санкт-Петербург среди столиц, как юная красавица в кругу почтенных дам. Но в день, который мы считаем началом белых ночей —…

Последний рейс «Фортуны» (VI)

И кормщик перекрестился, помянув «Фортуну», как умершего человека. Академический отряд с профессорами не появились на Камчатке ни в следующую весну, ни через год, ни через два… Около четырех лет всю научную работу экспедиции на полуострове выполнял один студент, Степан Крашенинников. Терпя лишения и нужду, преодолевая суровые тяготы и опасности, он исходил, изъездил, проплыл вдоль и…

Дважды первая (IV)

Сняв в Геттингене небольшую комнатку, Юлия начала готовиться к испытанию по четырем предметам: неорганической и органической химии, физике и минералогии. Три недели до решающего дня показались ей ужасными. Без Ковалевской она чувствовала себя одиноко. Собственные успехи в изучении химии, подтвержденные рекомендательными письмами известных ученых, казались ей ничтожными. Наконец настал страшный день. Каково же было потрясение…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (III)

Математика, механика, физика… А его теория движения Луны? А «теория музыки», а демографические исследования  —  законы изменения численности и состава населения, а философские «Письма к одной немецкой принцессе», многократно переиздававшиеся и ставшие настольной книгой просвещенной части русской молодежи! Недаром крупный русский математик академик Буняковский писал о нем: «Эйлер, объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук…»….

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (I)

Это удивительно, но я никогда не слышал о нем на школьных уроках литературы. И многие филологи, если я спрашивал про него, отвечали рассеянно: да, мол, было что-то, с кем-то встречался, писал мемуары. А ведь именно ему, Павлу Васильевичу Анненкову, мы должны быть благодарны за то, что у нас есть Полное собрание сочинений Пушкина и научная…

Дважды первая (V)

Получив блестящее образование в Германии, пройдя практику у крупнейших химиков, Юлия могла самостоятельно продумать и осуществить сложнейший синтез. Чувствовала она себя уверенно и спокойно. Ничто не мешало ее увлеченности работой. Тоска по родным, оставшимся в Москве, рассеивалась частыми подробными письмами и близостью Ковалевских, вместе с которыми Лермонтова жила в Петербурге. Бутлеров возлагал большие надежды на…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (II)

Из достижений ученого в механике, рассказывать о которых легче, чем о математических, вспомним о разработанной им для молодого Русского флота первой теории остойчивости корабля — в книге «Морская наука, или Трактат о кораблестроении и кораблевождении». Это вечная задача о том, как строить корабли, чтобы при разных загрузках, скоростях и курсах по отношению к волнам они…

Все права защищены ©2006-2018. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru