Невероятно, но факт!
Главная / Детям / За пределами школы / Из жизни замечательных людей / Вторая родина великого швейцарца (II)

Вторая родина великого швейцарца (II)

Отдав России четырнадцать лет плодотворного труда, Эйлер принял лестные условия прусского «короля философа» Фридриха II и переехал в Берлин, чтобы занять созданный для него пост главы математического отделения Берлинской академии наук. Позже он фактически возглавлял эту академию и проработал в Берлине двадцать пять лет, получив признание как первый математик мира. Но, по словам одного из его учеников, «Эйлер никогда не переставал принадлежать Петербургской академии», он был ее оплачиваемым почетным членом: рекомендовал в академию лучших ученых, давал заключения, готовил у себя дома молодых русских математиков, закупал для России книги и инструменты, печатал в «Записках» научные статьи. Когда в ходе Семилетней войны русские войска заняли Берлин и по ошибке разрушили загородную усадьбу почетного петербургского академика, он через Ломоносова пожаловался императрице Елизавете. И незамедлительно получил поистине царскую денежную компенсацию в придачу к уже выплаченной главнокомандующим. Материальные соображения Эйлер был вынужден учитывать постоянно, именно поэтому участвовал в многочисленных научных конкурсах на премии: у него была огромная и очень любимая им семья. Он вынянчил и выучил тридцать восемь внуков; говорят, свои гениальные произведения он писал обычно со внуком на коленях и кошкой на спине!

Когда в результате грубых вмешательств прусского монарха в академические дела отношения Эйлера с ним ухудшились, ученый принял предложение Екатерины II и вернулся в Петербург. Навечно. Всей семьей. Теперь в Петербургской Академии стало «двое Эйлеров» — профессором был приглашен и сын Иоганн-Альберт. Семья приобрела дом на набережной. В день подписания купчей Леонард Эйлер понял, что теряет зрение совсем, но не сдался, а научился творить вслепую. Был старейшиной академии, и ему поручались важнейшие вопросы. Так, он разработал проект реформы системы образования в России и реформы самой академии, точными расчетами подтвердил правильность знаменитого проекта постоянного одноарочного моста через Неву, предложенного русским самородком Кулибиным, и так далее.

Казалось, слепота, а позже и ослабление слуха, только помогали Эйлеру концентрироваться на науках. С утра он прослушивал научные новости, отвечал на письма ученых. Потом, стоя у доски, думал, писал, диктовал… Так весь день, в перерывах занимаясь с малышами, — тоже в основном науками. Даже своего слугу научил высшей математике. Всегда сохранял ровное расположение   духа,   естественную   веселость.

18 сентября 1783 года он уже с утра успел позаниматься со внуком. Потом за обеденным столом обсуждал первый полет на воздушном шаре и новую планету — только что открытый Уран. Вечером сделал перерыв в занятиях и шутил со внуком. Уронил трубку. Нагнулся за ней, но не поднял. Выпрямился и сказал: «Я умираю». Больше не произнес ни слова. К концу дня великий Эйлер — по выражению из памятной речи о нем в Парижской академии наук — «прекратил вычислять и жить».

В. Васильев

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (II)

Чтобы перейти к другому пересечению, придется слегка отклониться от главной линии рассказа в сторону молодого русского помещика Григория Михайловича Толстого. Путая, его иногда называли графом Толстым. Он не был графом. Первые девять лет жизни он даже считался незаконнорожденным сыном крепостной девки Авдотьи, то есть был по рождению рабом. Умри в это время его отец, отставной…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (III)

Летом 1846 года в казанском поместье Григория Толстого произошел разговор, важный для всей российской литературы. Из Петербурга через пол-России в тряских пыльных колясках приехали к Толстому друзья-литераторы: Некрасов и Панаев с женою Авдотьей Яковлевной. Хотя Некрасову исполнилось лишь двадцать пять лет, он уже, как сказали бы теперь, становился лидером в своем кругу. Ночи напролет Толстой…

Вычислять и жить (II)

А потом ему же и ученикам стал диктовать содержание и остальных сгоревших рукописей. Не удивляйтесь, даже позже, в глубокой старости, он еще сможет, поражая окружающих, пересказать почти тысячу стихов «Энеиды», указав последнюю и первую строки на каждой странице! Такой силы была его память, такой мощи был его мозг.Левый глаз ему вскоре прооперируют. Но, приступив тотчас к…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (IV)

Павел Васильевич узнал, что смертельно больной Белинский едет лечи­ться на открытые недавно воды в Силезию, в маленький городишко Зальцбрунн. Журнал «Современник», о кото­ром мечтали в казанском поместье Толстого Некрасов с Панаевым, уже издавался. Он объединил вокруг се­бя молодые российские таланты, и главным сотрудником был в нем Бе­линский. А теперь врачи сказали, что Белинскому осталось жить…

Вычислять и жить (I)

Белые ночи снова пришли в Санкт-Петербург. Городу было всего шестьдесят восемь лет, а он уже перегнал, перерос главные древние европейские центры. Красою же своей, строгостью дворцов, отраженных спокойными водами Невы и ее младших сестер, выделялся Санкт-Петербург среди столиц, как юная красавица в кругу почтенных дам. Но в день, который мы считаем началом белых ночей —…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (V)

И тогда же могло произойти еще одно пересечение. Из Зальцбрунна Павел Васильевич повез подлечившегося Белинского в Париж. По дороге они остановились на день в Брюсселе. В Париже с нетерпением ждали Белинского близкие друзья и недавние соотечественники Бакунин, Герцен. Там впервые произойдет общественное чтение только что написанного открытого письма Гоголю; читать будет сам Белинский, а Герцен,…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (I)

Дом Эйлера на Неве, на нынешней набережной Лейтенанта Шмидта, вошел своими стенами в надстроенное вверх и вширь угловое здание дома №15, на котором помещена мраморная доска в честь ученого. Надпись на ней довольно скромная: «…крупнейший математик, механик и физик». В здании сейчас средняя школа «с углубленным изучением литературы и истории», есть здесь и стенд, посвященный Эйлеру. А на…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VI)

Прошло лишь несколько месяцев, и революция, которую так ждали, готовили, свершилась. В феврале 1848 года пала власть короля и правление банкиров в Париже. «Республика! Республика!» — Люди, опьяненные счастьем победы, на перегороженных баррикадами парижских улицах обнимали друг друга. И каждый день приносил ликующие слухи. В Берлине дерутся! Король бежал. Дерутся в Вене, Меттерних бежал, провозглашена…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (III)

Математика, механика, физика… А его теория движения Луны? А «теория музыки», а демографические исследования  —  законы изменения численности и состава населения, а философские «Письма к одной немецкой принцессе», многократно переиздававшиеся и ставшие настольной книгой просвещенной части русской молодежи! Недаром крупный русский математик академик Буняковский писал о нем: «Эйлер, объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук…»….

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VII)

По-видимому, все жизни состоят из пересечений с чьими-то судьбами, открытиями, мнениями, радостями и печалями. Иногда эти пересечения перестраивают и нашу линию судьбы, придают ей, так сказать, иной маршрут, новое направление. Иногда мы проходим мимо, даже не узнав о состоявшемся пересечении. Тут уж многое зависит от нашей внутренней готовности, настроенности. От умения принять чужую волну. Для…

Все права защищены ©2006-2024. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru. Карта сайта
 

Невероятно, но факт!