Невероятно, но факт!
Главная / Детям / За пределами школы / Из жизни замечательных людей / Вторая родина великого швейцарца (II)

Вторая родина великого швейцарца (II)

Отдав России четырнадцать лет плодотворного труда, Эйлер принял лестные условия прусского «короля философа» Фридриха II и переехал в Берлин, чтобы занять созданный для него пост главы математического отделения Берлинской академии наук. Позже он фактически возглавлял эту академию и проработал в Берлине двадцать пять лет, получив признание как первый математик мира. Но, по словам одного из его учеников, «Эйлер никогда не переставал принадлежать Петербургской академии», он был ее оплачиваемым почетным членом: рекомендовал в академию лучших ученых, давал заключения, готовил у себя дома молодых русских математиков, закупал для России книги и инструменты, печатал в «Записках» научные статьи. Когда в ходе Семилетней войны русские войска заняли Берлин и по ошибке разрушили загородную усадьбу почетного петербургского академика, он через Ломоносова пожаловался императрице Елизавете. И незамедлительно получил поистине царскую денежную компенсацию в придачу к уже выплаченной главнокомандующим. Материальные соображения Эйлер был вынужден учитывать постоянно, именно поэтому участвовал в многочисленных научных конкурсах на премии: у него была огромная и очень любимая им семья. Он вынянчил и выучил тридцать восемь внуков; говорят, свои гениальные произведения он писал обычно со внуком на коленях и кошкой на спине!

Когда в результате грубых вмешательств прусского монарха в академические дела отношения Эйлера с ним ухудшились, ученый принял предложение Екатерины II и вернулся в Петербург. Навечно. Всей семьей. Теперь в Петербургской Академии стало «двое Эйлеров» — профессором был приглашен и сын Иоганн-Альберт. Семья приобрела дом на набережной. В день подписания купчей Леонард Эйлер понял, что теряет зрение совсем, но не сдался, а научился творить вслепую. Был старейшиной академии, и ему поручались важнейшие вопросы. Так, он разработал проект реформы системы образования в России и реформы самой академии, точными расчетами подтвердил правильность знаменитого проекта постоянного одноарочного моста через Неву, предложенного русским самородком Кулибиным, и так далее.

Казалось, слепота, а позже и ослабление слуха, только помогали Эйлеру концентрироваться на науках. С утра он прослушивал научные новости, отвечал на письма ученых. Потом, стоя у доски, думал, писал, диктовал… Так весь день, в перерывах занимаясь с малышами, — тоже в основном науками. Даже своего слугу научил высшей математике. Всегда сохранял ровное расположение   духа,   естественную   веселость.

18 сентября 1783 года он уже с утра успел позаниматься со внуком. Потом за обеденным столом обсуждал первый полет на воздушном шаре и новую планету — только что открытый Уран. Вечером сделал перерыв в занятиях и шутил со внуком. Уронил трубку. Нагнулся за ней, но не поднял. Выпрямился и сказал: «Я умираю». Больше не произнес ни слова. К концу дня великий Эйлер — по выражению из памятной речи о нем в Парижской академии наук — «прекратил вычислять и жить».

В. Васильев

Последний рейс “Фортуны” (I)

В октябре 1963 года в Ленинграде, на Васильевском острове, у бывшей церкви Благовещения прокладывали траншею. Ковш экскаватора выгребал производственный мусор, утопшую давным-давно булыжную вымостку, подстилку из битого кирпича и щебня, всякий хлам и песок. Вдруг стальные зубья ткнулись в обломанную каменную плиту. На ней сохранилась лишь часть над гробной надписи: На сем месте погребенАкадемии наук профессорСтепан…

Дважды первая (IV)

Сняв в Геттингене небольшую комнатку, Юлия начала готовиться к испытанию по четырем предметам: неорганической и органической химии, физике и минералогии. Три недели до решающего дня показались ей ужасными. Без Ковалевской она чувствовала себя одиноко. Собственные успехи в изучении химии, подтвержденные рекомендательными письмами известных ученых, казались ей ничтожными. Наконец настал страшный день. Каково же было потрясение…

Последний рейс “Фортуны” (II)

Бот резво бежал на юго-восток. Редкие облака допускали просияние солнца, и вода была густой синевы с фиолетовым отливом, как оружейное масло. С заходом солнца все улеглись, на опустевшей палубе пребывал бессменно лишь студент и его писчик. —А что, Осип, — сказал Крашенинников, — не какое иное судно везет нас к Камчатской землице, а  «Фортуна».  Латинское …

Дважды первая (V)

Получив блестящее образование в Германии, пройдя практику у крупнейших химиков, Юлия могла самостоятельно продумать и осуществить сложнейший синтез. Чувствовала она себя уверенно и спокойно. Ничто не мешало ее увлеченности работой. Тоска по родным, оставшимся в Москве, рассеивалась частыми подробными письмами и близостью Ковалевских, вместе с которыми Лермонтова жила в Петербурге. Бутлеров возлагал большие надежды на…

Последний рейс “Фортуны” (III)

Одни ретиво исполняли приказ ка¬питана, другие выискивали собствен¬ное добро, прятали его в канатных бухтах, под мачтой. Мекешев выхватил пистоль: —Уложу! Каждого, кто!.. Заборт! Всё! Живо! Стрелять не понадобилось. Летели, плюхались в море бочки с солониной, пеньковые тюки, сумы с провиантом, ящики с драгоценными железными изделиями, пассажирские пожитки. —Верп за борт! Следом за чемоданом студента ушел…

Дважды первая (VI)

По предложению Марковникова Юлия Всеволодовна занялась «определением выхода ароматических углеводородов при наполнении трубок металлами». Так Лермонтова вторично получила титул первой — первая в России женщина-нефтяник. До нее в области химии и переработки   нефти   женщины   не   работали. Два года длилось кропотливое, сравнительное изучение нефти и каменного угля. Лермонтова была прирожденным исследователем. Сочетание знаний и интуиции, упорства…

Последний рейс “Фортуны” (IV)

Не успели дух перевести, волны и ветер опять потащили «Фортуну». Якорь волочился по песчаному грунту» не зацеплялся.Судно отказалось подчиняться рулю. Положение стало критическим. Бот предсмертно трещал. Последний и единственный шанс — как можно скорее выброситься на косу. — Руби канат! Канат руби! — отдал команду штурман. Теперь уже ничто не сдерживало «Фортуну». Могучая волна подхватила…

Слово о Мусоргском

Жизнь, где бы ни сказалась правда, как бы ни была солона; смелая, искренняя речь к людям в упор — вот моя закваска, вот чего я хочу… и таким пребуду. М. Мусоргский В XX веке на нашей планете Земля возник превосходный обычай: отмечая юбилей великого человека, посвящать этому событию целый год, называя его именем юбиляра. Нынешний,…

Последний рейс «Фортуны» (V)

До чего же прекрасен обыкновенный кипяток! Растянуть бы такое блаженство не на глотки — на капли, прикорнуть бы у жаркого смоляного костра из корабельных досок.— Кашеварам обед ладить, остальным — на разгрузку! И опять две цепочки потянулись от взлобка к «Фортуне» и от «Фортуны» к взлобку. После горячего обеда пали мертвецким сном. Пробуждение было тяжелым,…

Последний рейс «Фортуны» (VI)

И кормщик перекрестился, помянув «Фортуну», как умершего человека. Академический отряд с профессорами не появились на Камчатке ни в следующую весну, ни через год, ни через два… Около четырех лет всю научную работу экспедиции на полуострове выполнял один студент, Степан Крашенинников. Терпя лишения и нужду, преодолевая суровые тяготы и опасности, он исходил, изъездил, проплыл вдоль и…

Все права защищены ©2006-2020. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru