Невероятно, но факт!
Главная / Детям / За пределами школы / Из жизни замечательных людей / Вторая родина великого швейцарца (I)

Вторая родина великого швейцарца (I)

Он родился в городе Базеле в 1707 году в семье сельского пастора, от которого унаследовал и набожность, и любовь к математике: отец обучался у самого Якоба Бернулли — старшего в «династии» потомственных знаменитых математиков. Без труда учился Леонард в гимназии, и сам начал посещать небольшой Базельский университет, в котором преподавал выдающийся математик—младший брат Якоба — Иоганн Первый Бернулли. Не удивляйтесь, в истории математики членов династии Бернулли приходится нумеровать, как царей; в Швейцарии есть даже музей — «Бернуллиум»! Леонард попросил Иоганна Бернулли о платных уроках. Но выдающийся ученый и педагог сразу понял, с каким одаренным юношей имеет дело, в уроках отказал, но дал оригинальные книги крупнейших математиков и разрешил по выходным дням выяснять у него непонятное: великому — учиться только у великих! Уверяю вас: учебник самая простая и необходимая из научных книг, но далеко не самая интересная! Вскоре Леонард стал своим человеком в семье 
 
Бернулли, подружился с сыновьями учителя — Николаем Вторым и Даниилом. В девятнадцать лет он напечатал первую работу в международном математическом журнале, а через год в новой работе решил задачу, не поддававшуюся ранее никому.

В маленькой Швейцарии для молодых ученых не было достойных вакансий, зато их охотно предлагала только что открытая Петербургская Академия наук. Туда были приглашены братья Бернулли, а по их рекомендации вскоре и Эйлер; намечалось открытие отделения физиологии, и Леонард принялся ее увлеченно изучать. В двадцать лет он навсегда покинул Швейцарию и добирался пятьдесят дней: плыл по Рейну, ехал на почтовых, снова плыл — уже морем — до   Кронштадта   и   затем   в Санкт-Петербург — город, с которым отныне будет навеки связана его человеческая судьба, судьба и слава ученого.

Леонард Эйлер

Здесь, начав с должности адъюнкта математики, он в двадцать четыре года станет академиком — сначала профессором физики, а через два года — профессором математики, вместо покинувшего Россию Даниила Бернулли. Здесь он женится, построит деревянный дом на Десятой линии Васильевского острова и будет счастлив вполне, если не считать того, что вскоре ослепнет на правый глаз: говорят, от перенапряжения при чудовищных вычислениях, хотя сам Эйлер станет жаловаться на глаза при работе над географическими картами России — временно он возглавит это неотложное дело. В Петербурге Эйлер овладеет русским языком, но научные работы, как это было тогда принято, станет писать по-латыни. Он будет читать лекции по математике, физике, логике, писать книги по навигации и кораблестроению, экспертировать технические новинки.

При всей занятости, Эйлер оккупирует своими работами четыре пятых математического раздела «Записок» петербургской академии». Если учесть, что оставшаяся пятая часть — труды знаменитого Даниила Бернулли, то «Запискам» не будет равных в мире математики. Заслуженную мировую славу принесут они Эйлеру. Парижская академия наук изберет его, в виде исключения, своим дополнительным почетным членом.

Его учитель — Иоганн Первый Бернулли — математик великий, не терпевший даже равенства с собой, ревнивый к чужой славе, так обращался в письмах к Эйлеру: к двадцатилетнему — «Высокоученому и изобретательнейшему молодому человеку», уже через год — «Знаменитейшему и ученому мужу», ну а позже и вовсе — «Несравненному Эйлеру, князю математиков»… далее

В. Васильев

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (III)

Математика, механика, физика… А его теория движения Луны? А «теория музыки», а демографические исследования  —  законы изменения численности и состава населения, а философские «Письма к одной немецкой принцессе», многократно переиздававшиеся и ставшие настольной книгой просвещенной части русской молодежи! Недаром крупный русский математик академик Буняковский писал о нем: «Эйлер, объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук…»….

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VII)

По-видимому, все жизни состоят из пересечений с чьими-то судьбами, открытиями, мнениями, радостями и печалями. Иногда эти пересечения перестраивают и нашу линию судьбы, придают ей, так сказать, иной маршрут, новое направление. Иногда мы проходим мимо, даже не узнав о состоявшемся пересечении. Тут уж многое зависит от нашей внутренней готовности, настроенности. От умения принять чужую волну. Для…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (II)

Из достижений ученого в механике, рассказывать о которых легче, чем о математических, вспомним о разработанной им для молодого Русского флота первой теории остойчивости корабля — в книге «Морская наука, или Трактат о кораблестроении и кораблевождении». Это вечная задача о том, как строить корабли, чтобы при разных загрузках, скоростях и курсах по отношению к волнам они…

Дважды первая (I)

В восемь часов вечера Гейдельберг засыпает. Пустеет рыночная площадь. На окнах домов и лавок хозяева опускают жалюзи. Только в доме неподалеку от университета долго не гаснет свет. Там живут русские студентки. То, что сюда приехали учиться русские, удивления не вызывало. Гейдельберг славился старинным университетом, сильными математиками и химиками. По утрам длинные, тесные коридоры этого храма…

Рассказать о нем — долг ученого

Недавно в Ленинграде был я на защите диссертации по прикладной механике. Молодой ученый, автор важных изобретений, защищался ярко, уверенно, пожалуй, даже чуть самоуверенно: почему-то не упомянул он о своих учителях в науке, о предшествовавших работах профессоров — членов Ученого совета, хотя от них зависела судьба защиты. Случайно я обратил внимание, что он то и дело…

Дважды первая (II)

На Петербургском съезде натуралистов в 1867 году зародилась мысль организовать ряд лекций  для  женщин по университетским предметам. Слух об этом распространился молниеносно, и на имя ректора Петербургского университета посыпались заявления. Их подписали более четырехсот женщин самого разного сословного положения и состояния — от разночинок до аристократок. Одновременно в Москве возник кружок женщин, решивших тоже добиваться…

Вторая родина великого швейцарца (II)

Отдав России четырнадцать лет плодотворного труда, Эйлер принял лестные условия прусского «короля философа» Фридриха II и переехал в Берлин, чтобы занять созданный для него пост главы математического отделения Берлинской академии наук. Позже он фактически возглавлял эту академию и проработал в Берлине двадцать пять лет, получив признание как первый математик мира. Но, по словам одного из…

Дважды первая (III)

Лермонтова истово работала в лаборатории Бунзена. Проводила качественный анализ соединений, исследовала количественный состав руд, отделяла друг от друга редкие металлы — спутники платины. Ее не тяготили однообразие и монотонность опытов. Точно священный ритуал, приобщающий к таинственному клану химиков, повторяла Юлия методики, добиваясь совершенства. Счастливая случайность сводит Лермонтову с Д. И. Менделеевым, приехавшим в Гейдельберг к…

Последний рейс «Фортуны» (I)

В октябре 1963 года в Ленинграде, на Васильевском острове, у бывшей церкви Благовещения прокладывали траншею. Ковш экскаватора выгребал производственный мусор, утопшую давным-давно булыжную вымостку, подстилку из битого кирпича и щебня, всякий хлам и песок. Вдруг стальные зубья ткнулись в обломанную каменную плиту. На ней сохранилась лишь часть над гробной надписи: На сем месте погребенАкадемии наук профессорСтепан…

Дважды первая (IV)

Сняв в Геттингене небольшую комнатку, Юлия начала готовиться к испытанию по четырем предметам: неорганической и органической химии, физике и минералогии. Три недели до решающего дня показались ей ужасными. Без Ковалевской она чувствовала себя одиноко. Собственные успехи в изучении химии, подтвержденные рекомендательными письмами известных ученых, казались ей ничтожными. Наконец настал страшный день. Каково же было потрясение…

Все права защищены ©2006-2021. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru. Карта сайта
 

Невероятно, но факт!