Невероятно, но факт!

Вычислять и жить (II)

А потом ему же и ученикам стал диктовать содержание и остальных сгоревших рукописей. Не удивляйтесь, даже позже, в глубокой старости, он еще сможет, поражая окружающих, пересказать почти тысячу стихов «Энеиды», указав последнюю и первую строки на каждой странице! Такой силы была его память, такой мощи был его мозг.
Левый глаз ему вскоре прооперируют. Но, приступив тотчас к науке, без которой он и часа прожить не мог, Эйлер снова почти полностью потеряет зрение. И тогда в доме поставят большую черную доску, на которой он мелом будет писать огромными буквами формулы, ощупывая края доски так часто и так крепко, что они сотрутся до блеска. Как Бетховен, двадцать лет создававший шедевры после полной утраты слуха, он до конца жизни будет диктовать ученикам свои бессмертные математические творения. Пообещает, что печатать их придется не только при жизни, но и еще двадцать лет после его смерти. И действительно, посмертно впервые напечатают около трехсот его работ. А Полное собрание сочинений составит небывалую в науке цифру — семьдесят два толстых тома! А ведь на три пятых Эйлер — математик, и эти тома полны формул и цифр. Такого огромного наследия нет ни у кого. Для этого надо не только обладать гением Эйлера, но и целиком посвятить долгую жизнь науке, непрерывно думать, ощущать радость самого творческого процесса, радость открытий.

Между прочим, это очень полезное занятие — думать самому. Не мечтать, а думать, рассуждать. Попробуйте прикинуть — сколько часов в день уходит у вас на это занятие? Уроки не в счет! Сколько получилось? А Эйлер думал весь день, за исключением сна. Ну да ведь начать можно и с малого… 

Сгоревший дом вскоре перестроили — сама императрица Екатерина II из личных средств пожаловала ученого деньгами и еще повелела питейный дом больше не возводить, а его территорию присоединить к дому Эйлера. Не жалела затрат Екатерина, чтобы создать всемирно известному математику наилучшие условия для работы и через то поднять престиж своей Петербургской Академии наук. Именно в этот дом незадолго до смерти ученого приедет перед вступлением в должность первая женщина-директор академии княгиня Екатерина Романовна Дашкова. Зачем? Как она скажет, «чтобы великий человек ввел меня в зал заседаний. Я называю его великим, потому что он — первый математик мира». Дашкова понимала величие Эйлера. Высоко ценила она и Ломоносова, умершего за год до возвращения Эйлера в Россию. Но по-настоящему оценить значение Эйлера в истории человечества, в мировой науке помогло… время. Имя Эйлера оказалось бессмертным. Найдите его в Большой Советской Энциклопедии и увидите сразу четырнадцать статей с него начинающихся! С перечислением понятий математики, механики, астрономии, по праву носящих имя Леонарда Эйлера. Это — мировой рекорд!

В. Васильев

Вычислять и жить (I)

Белые ночи снова пришли в Санкт-Петербург. Городу было всего шестьдесят восемь лет, а он уже перегнал, перерос главные древние европейские центры. Красою же своей, строгостью дворцов, отраженных спокойными водами Невы и ее младших сестер, выделялся Санкт-Петербург среди столиц, как юная красавица в кругу почтенных дам. Но в день, который мы считаем началом белых ночей —…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (IV)

Павел Васильевич узнал, что смертельно больной Белинский едет лечи­ться на открытые недавно воды в Силезию, в маленький городишко Зальцбрунн. Журнал «Современник», о кото­ром мечтали в казанском поместье Толстого Некрасов с Панаевым, уже издавался. Он объединил вокруг се­бя молодые российские таланты, и главным сотрудником был в нем Бе­линский. А теперь врачи сказали, что Белинскому осталось жить…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (I)

Дом Эйлера на Неве, на нынешней набережной Лейтенанта Шмидта, вошел своими стенами в надстроенное вверх и вширь угловое здание дома №15, на котором помещена мраморная доска в честь ученого. Надпись на ней довольно скромная: «…крупнейший математик, механик и физик». В здании сейчас средняя школа «с углубленным изучением литературы и истории», есть здесь и стенд, посвященный Эйлеру. А на…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (V)

И тогда же могло произойти еще одно пересечение. Из Зальцбрунна Павел Васильевич повез подлечившегося Белинского в Париж. По дороге они остановились на день в Брюсселе. В Париже с нетерпением ждали Белинского близкие друзья и недавние соотечественники Бакунин, Герцен. Там впервые произойдет общественное чтение только что написанного открытого письма Гоголю; читать будет сам Белинский, а Герцен,…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (III)

Математика, механика, физика… А его теория движения Луны? А «теория музыки», а демографические исследования  —  законы изменения численности и состава населения, а философские «Письма к одной немецкой принцессе», многократно переиздававшиеся и ставшие настольной книгой просвещенной части русской молодежи! Недаром крупный русский математик академик Буняковский писал о нем: «Эйлер, объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук…»….

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VI)

Прошло лишь несколько месяцев, и революция, которую так ждали, готовили, свершилась. В феврале 1848 года пала власть короля и правление банкиров в Париже. «Республика! Республика!» — Люди, опьяненные счастьем победы, на перегороженных баррикадами парижских улицах обнимали друг друга. И каждый день приносил ликующие слухи. В Берлине дерутся! Король бежал. Дерутся в Вене, Меттерних бежал, провозглашена…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (II)

Из достижений ученого в механике, рассказывать о которых легче, чем о математических, вспомним о разработанной им для молодого Русского флота первой теории остойчивости корабля — в книге «Морская наука, или Трактат о кораблестроении и кораблевождении». Это вечная задача о том, как строить корабли, чтобы при разных загрузках, скоростях и курсах по отношению к волнам они…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VII)

По-видимому, все жизни состоят из пересечений с чьими-то судьбами, открытиями, мнениями, радостями и печалями. Иногда эти пересечения перестраивают и нашу линию судьбы, придают ей, так сказать, иной маршрут, новое направление. Иногда мы проходим мимо, даже не узнав о состоявшемся пересечении. Тут уж многое зависит от нашей внутренней готовности, настроенности. От умения принять чужую волну. Для…

Рассказать о нем — долг ученого

Недавно в Ленинграде был я на защите диссертации по прикладной механике. Молодой ученый, автор важных изобретений, защищался ярко, уверенно, пожалуй, даже чуть самоуверенно: почему-то не упомянул он о своих учителях в науке, о предшествовавших работах профессоров — членов Ученого совета, хотя от них зависела судьба защиты. Случайно я обратил внимание, что он то и дело…

Дважды первая (I)

В восемь часов вечера Гейдельберг засыпает. Пустеет рыночная площадь. На окнах домов и лавок хозяева опускают жалюзи. Только в доме неподалеку от университета долго не гаснет свет. Там живут русские студентки. То, что сюда приехали учиться русские, удивления не вызывало. Гейдельберг славился старинным университетом, сильными математиками и химиками. По утрам длинные, тесные коридоры этого храма…

Все права защищены ©2006-2020. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru