Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Вычислять и жить (II)

А потом ему же и ученикам стал диктовать содержание и остальных сгоревших рукописей. Не удивляйтесь, даже позже, в глубокой старости, он еще сможет, поражая окружающих, пересказать почти тысячу стихов «Энеиды», указав последнюю и первую строки на каждой странице! Такой силы была его память, такой мощи был его мозг.
Левый глаз ему вскоре прооперируют. Но, приступив тотчас к науке, без которой он и часа прожить не мог, Эйлер снова почти полностью потеряет зрение. И тогда в доме поставят большую черную доску, на которой он мелом будет писать огромными буквами формулы, ощупывая края доски так часто и так крепко, что они сотрутся до блеска. Как Бетховен, двадцать лет создававший шедевры после полной утраты слуха, он до конца жизни будет диктовать ученикам свои бессмертные математические творения. Пообещает, что печатать их придется не только при жизни, но и еще двадцать лет после его смерти. И действительно, посмертно впервые напечатают около трехсот его работ. А Полное собрание сочинений составит небывалую в науке цифру — семьдесят два толстых тома! А ведь на три пятых Эйлер — математик, и эти тома полны формул и цифр. Такого огромного наследия нет ни у кого. Для этого надо не только обладать гением Эйлера, но и целиком посвятить долгую жизнь науке, непрерывно думать, ощущать радость самого творческого процесса, радость открытий.

Между прочим, это очень полезное занятие — думать самому. Не мечтать, а думать, рассуждать. Попробуйте прикинуть — сколько часов в день уходит у вас на это занятие? Уроки не в счет! Сколько получилось? А Эйлер думал весь день, за исключением сна. Ну да ведь начать можно и с малого… 

Сгоревший дом вскоре перестроили — сама императрица Екатерина II из личных средств пожаловала ученого деньгами и еще повелела питейный дом больше не возводить, а его территорию присоединить к дому Эйлера. Не жалела затрат Екатерина, чтобы создать всемирно известному математику наилучшие условия для работы и через то поднять престиж своей Петербургской Академии наук. Именно в этот дом незадолго до смерти ученого приедет перед вступлением в должность первая женщина-директор академии княгиня Екатерина Романовна Дашкова. Зачем? Как она скажет, «чтобы великий человек ввел меня в зал заседаний. Я называю его великим, потому что он — первый математик мира». Дашкова понимала величие Эйлера. Высоко ценила она и Ломоносова, умершего за год до возвращения Эйлера в Россию. Но по-настоящему оценить значение Эйлера в истории человечества, в мировой науке помогло… время. Имя Эйлера оказалось бессмертным. Найдите его в Большой Советской Энциклопедии и увидите сразу четырнадцать статей с него начинающихся! С перечислением понятий математики, механики, астрономии, по праву носящих имя Леонарда Эйлера. Это — мировой рекорд!

В. Васильев

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (II)

Из достижений ученого в механике, рассказывать о которых легче, чем о математических, вспомним о разработанной им для молодого Русского флота первой теории остойчивости корабля — в книге «Морская наука, или Трактат о кораблестроении и кораблевождении». Это вечная задача о том, как строить корабли, чтобы при разных загрузках, скоростях и курсах по отношению к волнам они…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VII)

По-видимому, все жизни состоят из пересечений с чьими-то судьбами, открытиями, мнениями, радостями и печалями. Иногда эти пересечения перестраивают и нашу линию судьбы, придают ей, так сказать, иной маршрут, новое направление. Иногда мы проходим мимо, даже не узнав о состоявшемся пересечении. Тут уж многое зависит от нашей внутренней готовности, настроенности. От умения принять чужую волну. Для…

Рассказать о нем — долг ученого

Недавно в Ленинграде был я на защите диссертации по прикладной механике. Молодой ученый, автор важных изобретений, защищался ярко, уверенно, пожалуй, даже чуть самоуверенно: почему-то не упомянул он о своих учителях в науке, о предшествовавших работах профессоров — членов Ученого совета, хотя от них зависела судьба защиты. Случайно я обратил внимание, что он то и дело…

Дважды первая (I)

В восемь часов вечера Гейдельберг засыпает. Пустеет рыночная площадь. На окнах домов и лавок хозяева опускают жалюзи. Только в доме неподалеку от университета долго не гаснет свет. Там живут русские студентки. То, что сюда приехали учиться русские, удивления не вызывало. Гейдельберг славился старинным университетом, сильными математиками и химиками. По утрам длинные, тесные коридоры этого храма…

Вторая родина великого швейцарца (I)

Он родился в городе Базеле в 1707 году в семье сельского пастора, от которого унаследовал и набожность, и любовь к математике: отец обучался у самого Якоба Бернулли — старшего в «династии» потомственных знаменитых математиков. Без труда учился Леонард в гимназии, и сам начал посещать небольшой Базельский университет, в котором преподавал выдающийся математик—младший брат Якоба —…

Дважды первая (II)

На Петербургском съезде натуралистов в 1867 году зародилась мысль организовать ряд лекций  для  женщин по университетским предметам. Слух об этом распространился молниеносно, и на имя ректора Петербургского университета посыпались заявления. Их подписали более четырехсот женщин самого разного сословного положения и состояния — от разночинок до аристократок. Одновременно в Москве возник кружок женщин, решивших тоже добиваться…

Вторая родина великого швейцарца (II)

Отдав России четырнадцать лет плодотворного труда, Эйлер принял лестные условия прусского «короля философа» Фридриха II и переехал в Берлин, чтобы занять созданный для него пост главы математического отделения Берлинской академии наук. Позже он фактически возглавлял эту академию и проработал в Берлине двадцать пять лет, получив признание как первый математик мира. Но, по словам одного из…

Дважды первая (III)

Лермонтова истово работала в лаборатории Бунзена. Проводила качественный анализ соединений, исследовала количественный состав руд, отделяла друг от друга редкие металлы — спутники платины. Ее не тяготили однообразие и монотонность опытов. Точно священный ритуал, приобщающий к таинственному клану химиков, повторяла Юлия методики, добиваясь совершенства. Счастливая случайность сводит Лермонтову с Д. И. Менделеевым, приехавшим в Гейдельберг к…

Последний рейс “Фортуны” (I)

В октябре 1963 года в Ленинграде, на Васильевском острове, у бывшей церкви Благовещения прокладывали траншею. Ковш экскаватора выгребал производственный мусор, утопшую давным-давно булыжную вымостку, подстилку из битого кирпича и щебня, всякий хлам и песок. Вдруг стальные зубья ткнулись в обломанную каменную плиту. На ней сохранилась лишь часть над гробной надписи: На сем месте погребенАкадемии наук профессорСтепан…

Дважды первая (IV)

Сняв в Геттингене небольшую комнатку, Юлия начала готовиться к испытанию по четырем предметам: неорганической и органической химии, физике и минералогии. Три недели до решающего дня показались ей ужасными. Без Ковалевской она чувствовала себя одиноко. Собственные успехи в изучении химии, подтвержденные рекомендательными письмами известных ученых, казались ей ничтожными. Наконец настал страшный день. Каково же было потрясение…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru