Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Рассказать о нем — долг ученого

Недавно в Ленинграде был я на защите диссертации по прикладной механике. Молодой ученый, автор важных изобретений, защищался ярко, уверенно, пожалуй, даже чуть самоуверенно: почему-то не упомянул он о своих учителях в науке, о предшествовавших работах профессоров — членов Ученого совета, хотя от них зависела судьба защиты. Случайно я обратил внимание, что он то и дело невольно повторяет одно имя: «Уравнения Эйлера», «Формулы Эйлера», «Эйлеровы углы». Звучало это привычно — все-таки общепринятые научные термины! И мне подумалось, что для всех нас Леонард Эйлер — сама наука! А рядом сидел мой друг, профессор, талантливый человек. В своей докторской диссертации он нашел оригинальное решение важной кибернетической задачи, не копируя новейшие достижения американских ученых: изящно применил замечательное уравнение Эйлера из вариационного исчисления. И сделал это без ссылок на труды самого Эйлера, так как это его уравнение почти двести лет входит во все учебники высшей математики всех стран и безукоризненно работает на человечество.

Я живу в Ленинграде, на Неве, напротив последнего дома Эйлера. По дороге на работу и домой дважды в день бываю всего в пятидесяти шагах от его могилы в Александро-Невской лавре. Кроме того, прикладная математика — моя профессия. Поэтому невольно каждодневно я возвращаюсь к памяти о самом умном из людей, ходивших по той же части земли, что и мы с вами.

В юности гулял я как-то по Александро-Невской лавре. Вблизи могилы Ломоносова случайно обнаружил строгое классическое надгробие из полированного гранита в форме древнего саркофага с крупной латинской надписью: «Петербургская академия Леонарду Эйлеру». Вокруг — ни души. И никаких указателей. Когда снова пошел туда, специально стал спрашивать выходивших из некрополя XVIII века: «Как пройти к могиле Эйлера?» Люди пожимали плечами, иные отвечали вопросом: «Кто это?» А ведь появись хоть слово об этой могиле в туристских проспектах, она могла бы стать местом паломничества ученых всего мира.

Столько понятий в науке носит имя Эйлера, а в моем Ленинграде, где он жил и умер, именем его ничто не названо, хотя решение увековечить его память давно принято…

Изо всех человеческих качеств ум, по-видимому, ценнее всего, так как именно ум отличает человека от других живых существ. Есть, правда, и другое отличие — способность человека улыбаться! Помня об этом, я уважаю сочетание ума и доброты. Но все же для меня — чем умнее человек, тем выше он стоит в людской иерархии, независимо от его социального положения, занимаемого поста.

К сожалению, по этому качеству людскому никогда еще не делилось общество. Вспомним, как русские бояре усаживались за царский стол по степени знатности. Случались и далеко не научные споры: чей род древнее, кому сесть ближе к государю; иные предпочитали сесть на пол, но ни на полшага дальше!

Начиная с Петра I, ум явно «поднялся в цене». Способных людей отбирали и посылали учиться за границу, старались привлечь в Россию лучшие европейские умы. Русская монархия становилась просвещенной. Два рекордных достижения принадлежат ей на поприще науки: выращен Ломоносов и дважды привлечен в Россию, причем второй раз — навсегда,   великий швейцарец Эйлер.

Они жили одновременно, глубоко уважали друг друга. Это Эйлер, общепризнанный авторитет, дал из Берлина лестный письменный отзыв о работах Ломоносова и тем поднял его престиж в Петербургской академии. По инициативе Ломоносова они повели переписку: в те времена в письмах ученых друг другу сообщались новые открытия — как теперь в научных журналах. Волею судьбы «разминувшись» при жизни из-за поездок в Германию, они теперь неразлучны навсегда   в   Александро-Невской лавре.

Навсегда остались в России, приняли русское подданство многочисленные потомки Леонарда Эйлера. В их числе три сына: профессор-математик, лейб-математик императорского двора, генерал — директор сестрорецкого оружейного завода. Ныне здравствуют его прапра — не знаю точно, сколько раз, — правнуки. Например, до недавнего времени работал профессором Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта Александр Александрович Эйлер.

В. Васильев

Последний рейс “Фортуны” (III)

Одни ретиво исполняли приказ ка¬питана, другие выискивали собствен¬ное добро, прятали его в канатных бухтах, под мачтой. Мекешев выхватил пистоль: —Уложу! Каждого, кто!.. Заборт! Всё! Живо! Стрелять не понадобилось. Летели, плюхались в море бочки с солониной, пеньковые тюки, сумы с провиантом, ящики с драгоценными железными изделиями, пассажирские пожитки. —Верп за борт! Следом за чемоданом студента ушел…

Дважды первая (VI)

По предложению Марковникова Юлия Всеволодовна занялась «определением выхода ароматических углеводородов при наполнении трубок металлами». Так Лермонтова вторично получила титул первой — первая в России женщина-нефтяник. До нее в области химии и переработки   нефти   женщины   не   работали. Два года длилось кропотливое, сравнительное изучение нефти и каменного угля. Лермонтова была прирожденным исследователем. Сочетание знаний и интуиции, упорства…

Последний рейс “Фортуны” (IV)

Не успели дух перевести, волны и ветер опять потащили «Фортуну». Якорь волочился по песчаному грунту» не зацеплялся.Судно отказалось подчиняться рулю. Положение стало критическим. Бот предсмертно трещал. Последний и единственный шанс — как можно скорее выброситься на косу. — Руби канат! Канат руби! — отдал команду штурман. Теперь уже ничто не сдерживало «Фортуну». Могучая волна подхватила…

Слово о Мусоргском

Жизнь, где бы ни сказалась правда, как бы ни была солона; смелая, искренняя речь к людям в упор — вот моя закваска, вот чего я хочу… и таким пребуду. М. Мусоргский В XX веке на нашей планете Земля возник превосходный обычай: отмечая юбилей великого человека, посвящать этому событию целый год, называя его именем юбиляра. Нынешний,…

Последний рейс «Фортуны» (V)

До чего же прекрасен обыкновенный кипяток! Растянуть бы такое блаженство не на глотки — на капли, прикорнуть бы у жаркого смоляного костра из корабельных досок.— Кашеварам обед ладить, остальным — на разгрузку! И опять две цепочки потянулись от взлобка к «Фортуне» и от «Фортуны» к взлобку. После горячего обеда пали мертвецким сном. Пробуждение было тяжелым,…

Последний рейс «Фортуны» (VI)

И кормщик перекрестился, помянув «Фортуну», как умершего человека. Академический отряд с профессорами не появились на Камчатке ни в следующую весну, ни через год, ни через два… Около четырех лет всю научную работу экспедиции на полуострове выполнял один студент, Степан Крашенинников. Терпя лишения и нужду, преодолевая суровые тяготы и опасности, он исходил, изъездил, проплыл вдоль и…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (I)

Это удивительно, но я никогда не слышал о нем на школьных уроках литературы. И многие филологи, если я спрашивал про него, отвечали рассеянно: да, мол, было что-то, с кем-то встречался, писал мемуары. А ведь именно ему, Павлу Васильевичу Анненкову, мы должны быть благодарны за то, что у нас есть Полное собрание сочинений Пушкина и научная…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (II)

Чтобы перейти к другому пересечению, придется слегка отклониться от главной линии рассказа в сторону молодого русского помещика Григория Михайловича Толстого. Путая, его иногда называли графом Толстым. Он не был графом. Первые девять лет жизни он даже считался незаконнорожденным сыном крепостной девки Авдотьи, то есть был по рождению рабом. Умри в это время его отец, отставной…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (III)

Летом 1846 года в казанском поместье Григория Толстого произошел разговор, важный для всей российской литературы. Из Петербурга через пол-России в тряских пыльных колясках приехали к Толстому друзья-литераторы: Некрасов и Панаев с женою Авдотьей Яковлевной. Хотя Некрасову исполнилось лишь двадцать пять лет, он уже, как сказали бы теперь, становился лидером в своем кругу. Ночи напролет Толстой…

Вычислять и жить (II)

А потом ему же и ученикам стал диктовать содержание и остальных сгоревших рукописей. Не удивляйтесь, даже позже, в глубокой старости, он еще сможет, поражая окружающих, пересказать почти тысячу стихов «Энеиды», указав последнюю и первую строки на каждой странице! Такой силы была его память, такой мощи был его мозг.Левый глаз ему вскоре прооперируют. Но, приступив тотчас к…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru