Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Дважды первая (IV)

Сняв в Геттингене небольшую комнатку, Юлия начала готовиться к испытанию по четырем предметам: неорганической и органической химии, физике и минералогии. Три недели до решающего дня показались ей ужасными. Без Ковалевской она чувствовала себя одиноко. Собственные успехи в изучении химии, подтвержденные рекомендательными письмами известных ученых, казались ей ничтожными.

Наконец настал страшный день. Каково же было потрясение Лермонтовой, когда, придя вечером на экзамен — ох, как она проклинала мучителей профессоров, заставивших ее сходить с ума в ожидании назначенного часа! — она увидела накрытый чайный стол и пирожные. Профессора, не бывавшие прежде в подобной ситуации, наверно, полагали, что только в такой обстановке может экзаменоваться женщина.

Как она вышла из помещения и добралась домой, Лермонтова не помнила. И лишь граненый камень минерала титанита — подарок покоренных ее знаниями профессоров — достоверно подтверждал: теперь она доктор химии первой степени, то есть сдала экзамен «с большой похвалой». Но несмотря на вещественные доказательства, Юлия Всеволодовна еще долго не могла прийти в себя, лихорадочно повторяла ответы на вопросы, сбивалась и чуть ли не теряла сознания от ужаса надвигающегося провала.

Первую русскую женщину-химика, получившую диплом о высшем образовании, коллеги встретили с почетом и интересом. Что сможет сделать для развития отечественной науки эта маленькая, болезненная на вид женщина?

Прошедшее десятилетие внесло огромные изменения и в неорганическую, и в органическую химию.

До открытия в 1869 году Периодического закона Д. И. Менделеева было изучено около шестидесяти химических элементов. Мысль о существовании других даже не приходила в голову. Атомные веса измерялись грубо, часто ошибочно. Менделеев дал в руки ученых могучее средство предвидения, колоссально расширил химический кругозор.

Лермонтову неорганическая химия привлекала мало. Диссертация ее была посвящена проблемам органики. Но не только научные интересы определили выбор Юлии.

С первой же встречи Александр Михайлович Бутлеров произвел на Лермонтову впечатление выдающегося во всех отношениях человека. Ум у него был замечательно ясный и логичный. Именно Бутлеров первым смог обобщить накопленный химиками богатый экспериментальный материал и «разложить по полочкам» множество органических веществ.

До него органическая химия представлялась дремучим лесом, из которого не было выхода. Ученые достигли высокой техники лабораторных работ, проводили бесчисленные опыты; стали известны многие органические соединения и их превращения, но теории, которая могла бы эти превращения объяснить, предсказать направление синтеза, не существовало.

Сообщение Бутлерова на 36-м съезде немецких естествоиспытателей в сентябре 1861 года вызвало сенсацию, хотя тема носила более чем скромное название: «Нечто о химическом строении тела».

«Каждый химический атом, входящий в состав тела, — необыкновенно внятно и медленно, точно читая лекции своим студентам, говорил Бутлеров, — участвует в его образовании и действует с определенными силами. Эти силы влияют на окружающие его атомы, вследствие чего последние связываются в химическую частицу — молекулу. Распределение действия этих сил, ведущее к связи атомов в определенном порядке, я называю химическим строением».

До Бутлерова считалось, что свойства веществ определяются способом их получения. Оказалось, что само вещество, его структура дают код к разгадке химических превращений. Это позволило ученому правильно понять и природу изомерии соединений, имевших одинаковый состав, но разные свойства. «Если при одинаковом составе вещества отличаются свойствами, — доказывал он, — то они должны также отличаться и своим химическим строением». Лучшим подтверждением его теории стал синтез теоретически предсказанных изомеров.

Маленькая частная лаборатория Бутлерова при Петербургском университете, где он сам, обычно без всяких помощников, проводил опыты, выходила двумя оконцами на Гороховую улицу около моста через Мойку. Перед окнами часто останавливались прохожие, в недоумении разглядывая диковинные посудины, выдутые из стекла. Бутлеров сам был искусным стеклодувом и обучал студентов и сотрудников этому необходимейшему для химика ремеслу. Великолепный организатор, человек энциклопедических знаний, «с манерами настоящего джентльмена», как говорили боготворившие его ученики, Александр Михайлович за короткое время превратил захудалую лабораторию в крупный российский центр теоретических и практических исследований, сплотил вокруг себя способных молодых ученых. Среди них оказалась и Юлия Всеволодовна Лермонтова… далее

М. Грунина

Последний рейс «Фортуны» (V)

До чего же прекрасен обыкновенный кипяток! Растянуть бы такое блаженство не на глотки — на капли, прикорнуть бы у жаркого смоляного костра из корабельных досок.— Кашеварам обед ладить, остальным — на разгрузку! И опять две цепочки потянулись от взлобка к «Фортуне» и от «Фортуны» к взлобку. После горячего обеда пали мертвецким сном. Пробуждение было тяжелым,…

Последний рейс «Фортуны» (VI)

И кормщик перекрестился, помянув «Фортуну», как умершего человека. Академический отряд с профессорами не появились на Камчатке ни в следующую весну, ни через год, ни через два… Около четырех лет всю научную работу экспедиции на полуострове выполнял один студент, Степан Крашенинников. Терпя лишения и нужду, преодолевая суровые тяготы и опасности, он исходил, изъездил, проплыл вдоль и…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (I)

Это удивительно, но я никогда не слышал о нем на школьных уроках литературы. И многие филологи, если я спрашивал про него, отвечали рассеянно: да, мол, было что-то, с кем-то встречался, писал мемуары. А ведь именно ему, Павлу Васильевичу Анненкову, мы должны быть благодарны за то, что у нас есть Полное собрание сочинений Пушкина и научная…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (II)

Чтобы перейти к другому пересечению, придется слегка отклониться от главной линии рассказа в сторону молодого русского помещика Григория Михайловича Толстого. Путая, его иногда называли графом Толстым. Он не был графом. Первые девять лет жизни он даже считался незаконнорожденным сыном крепостной девки Авдотьи, то есть был по рождению рабом. Умри в это время его отец, отставной…

Вычислять и жить (II)

А потом ему же и ученикам стал диктовать содержание и остальных сгоревших рукописей. Не удивляйтесь, даже позже, в глубокой старости, он еще сможет, поражая окружающих, пересказать почти тысячу стихов «Энеиды», указав последнюю и первую строки на каждой странице! Такой силы была его память, такой мощи был его мозг.Левый глаз ему вскоре прооперируют. Но, приступив тотчас к…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (III)

Летом 1846 года в казанском поместье Григория Толстого произошел разговор, важный для всей российской литературы. Из Петербурга через пол-России в тряских пыльных колясках приехали к Толстому друзья-литераторы: Некрасов и Панаев с женою Авдотьей Яковлевной. Хотя Некрасову исполнилось лишь двадцать пять лет, он уже, как сказали бы теперь, становился лидером в своем кругу. Ночи напролет Толстой…

Вычислять и жить (I)

Белые ночи снова пришли в Санкт-Петербург. Городу было всего шестьдесят восемь лет, а он уже перегнал, перерос главные древние европейские центры. Красою же своей, строгостью дворцов, отраженных спокойными водами Невы и ее младших сестер, выделялся Санкт-Петербург среди столиц, как юная красавица в кругу почтенных дам. Но в день, который мы считаем началом белых ночей —…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (IV)

Павел Васильевич узнал, что смертельно больной Белинский едет лечи­ться на открытые недавно воды в Силезию, в маленький городишко Зальцбрунн. Журнал «Современник», о кото­ром мечтали в казанском поместье Толстого Некрасов с Панаевым, уже издавался. Он объединил вокруг се­бя молодые российские таланты, и главным сотрудником был в нем Бе­линский. А теперь врачи сказали, что Белинскому осталось жить…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (I)

Дом Эйлера на Неве, на нынешней набережной Лейтенанта Шмидта, вошел своими стенами в надстроенное вверх и вширь угловое здание дома №15, на котором помещена мраморная доска в честь ученого. Надпись на ней довольно скромная: «…крупнейший математик, механик и физик». В здании сейчас средняя школа «с углубленным изучением литературы и истории», есть здесь и стенд, посвященный Эйлеру. А на…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (V)

И тогда же могло произойти еще одно пересечение. Из Зальцбрунна Павел Васильевич повез подлечившегося Белинского в Париж. По дороге они остановились на день в Брюсселе. В Париже с нетерпением ждали Белинского близкие друзья и недавние соотечественники Бакунин, Герцен. Там впервые произойдет общественное чтение только что написанного открытого письма Гоголю; читать будет сам Белинский, а Герцен,…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru