Невероятно, но факт!
Главная / Детям / За пределами школы / Из жизни замечательных людей / Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VI)

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VI)

Прошло лишь несколько месяцев, и революция, которую так ждали, готовили, свершилась. В феврале 1848 года пала власть короля и правление банкиров в Париже.

«Республика! Республика!» — Люди, опьяненные счастьем победы, на перегороженных баррикадами парижских улицах обнимали друг друга.

И каждый день приносил ликующие слухи.

В Берлине дерутся! Король бежал. Дерутся в Вене, Меттерних бежал, провозглашена республика! Восстает вся Германия! Итальянцы победили в Милане! Скоро поднимется Прага, Варшава! Вся Европа становится республикой!

И если бы кто-нибудь крикнул в те дни: «Бог сбежал с небес, там провозглашена республика!» — ему все поверили. Но после первых недель радости буржуа стали понемногу предавать восставших рабочих. Начались высылки недавних победителей, суды, казни. Горькое, угрюмое разочарование росло в душах.

Павел Васильевич был свидетелем развития революции в Париже с первых ее дней. Оставаться там российскому подданному, желающему вернуться назад, было небезопасно. Он же день за днем описывал революционные события с такими подробностями, которые невозможны без личного в них участия. Эти заметки Павел Васильевич тайно переслал в Россию. В России же самостоятельно мыслящему человеку в это время стало жить еще опаснее.

Вернувшись в Петербург, Анненков решил не дожидаться, пока его отправят в ссылку или куда похуже. Если за одно только чтение письма теперь уже покойного Белинского к Гоголю грозила каторга — что могли сделать с ним? Несколько лет он прожил в своем поместье под Симбирском. Но и там он не оставил общественно необходимые занятия. Именно там, в добровольной ссылке, ему пришла в голову счастливая мысль издать собрание сочинений Александра  Сергеевича Пушкина.

Вдова Пушкина была уже замужем за генералом Ланским. Брат Анненкова служил с ним вместе. Брат и откупил право на издание Пушкина. Он привез Павлу Васильевичу два сундука, набитых рукописями.

Работа была тяжелой и увлекательнейшей. Только человек глубокой культуры мог решиться на нее. Надо было изучить черновики, сверить все опубликованные тексты с авторскими, перенести правку. И это было только началом…

Даже сегодня мы время от времени находим листки с неизвестными прежде пушкинскими строками. А тогда многие произведения Пушкина были неизданы вовсе, рассыпаны по альбомам, письмам. Люди, близко знавшие его, старели, умирали. Прошло бы еще немного лет, и ценные знания о подробностях жизни гениального человека исчезли бы навсегда.

Анненков объехал всех друзей и знакомых Пушкина. Собрал у них многие строки стихов, записал воспоминания.

Сейчас для такой работы потребовалось бы немало опытных людей — литературоведов, текстологов. Их труд растянулся бы не на один год. Анненков же проделал все в одиночку!

Так появилось первое научное собрание сочинений Пушкина и материалы для его биографии. Все последующие собрания   пушкинских сочинений, включая и те, что мы имеем сегодня, начались с того самого «анненковского» издания… далее

В. Воскобойников

Рассказать о нем — долг ученого

Недавно в Ленинграде был я на защите диссертации по прикладной механике. Молодой ученый, автор важных изобретений, защищался ярко, уверенно, пожалуй, даже чуть самоуверенно: почему-то не упомянул он о своих учителях в науке, о предшествовавших работах профессоров — членов Ученого совета, хотя от них зависела судьба защиты. Случайно я обратил внимание, что он то и дело…

Дважды первая (II)

На Петербургском съезде натуралистов в 1867 году зародилась мысль организовать ряд лекций  для  женщин по университетским предметам. Слух об этом распространился молниеносно, и на имя ректора Петербургского университета посыпались заявления. Их подписали более четырехсот женщин самого разного сословного положения и состояния — от разночинок до аристократок. Одновременно в Москве возник кружок женщин, решивших тоже добиваться…

Вторая родина великого швейцарца (I)

Он родился в городе Базеле в 1707 году в семье сельского пастора, от которого унаследовал и набожность, и любовь к математике: отец обучался у самого Якоба Бернулли — старшего в «династии» потомственных знаменитых математиков. Без труда учился Леонард в гимназии, и сам начал посещать небольшой Базельский университет, в котором преподавал выдающийся математик—младший брат Якоба —…

Дважды первая (III)

Лермонтова истово работала в лаборатории Бунзена. Проводила качественный анализ соединений, исследовала количественный состав руд, отделяла друг от друга редкие металлы — спутники платины. Ее не тяготили однообразие и монотонность опытов. Точно священный ритуал, приобщающий к таинственному клану химиков, повторяла Юлия методики, добиваясь совершенства. Счастливая случайность сводит Лермонтову с Д. И. Менделеевым, приехавшим в Гейдельберг к…

Вторая родина великого швейцарца (II)

Отдав России четырнадцать лет плодотворного труда, Эйлер принял лестные условия прусского «короля философа» Фридриха II и переехал в Берлин, чтобы занять созданный для него пост главы математического отделения Берлинской академии наук. Позже он фактически возглавлял эту академию и проработал в Берлине двадцать пять лет, получив признание как первый математик мира. Но, по словам одного из…

Дважды первая (IV)

Сняв в Геттингене небольшую комнатку, Юлия начала готовиться к испытанию по четырем предметам: неорганической и органической химии, физике и минералогии. Три недели до решающего дня показались ей ужасными. Без Ковалевской она чувствовала себя одиноко. Собственные успехи в изучении химии, подтвержденные рекомендательными письмами известных ученых, казались ей ничтожными. Наконец настал страшный день. Каково же было потрясение…

Последний рейс «Фортуны» (I)

В октябре 1963 года в Ленинграде, на Васильевском острове, у бывшей церкви Благовещения прокладывали траншею. Ковш экскаватора выгребал производственный мусор, утопшую давным-давно булыжную вымостку, подстилку из битого кирпича и щебня, всякий хлам и песок. Вдруг стальные зубья ткнулись в обломанную каменную плиту. На ней сохранилась лишь часть над гробной надписи: На сем месте погребенАкадемии наук профессорСтепан…

Дважды первая (V)

Получив блестящее образование в Германии, пройдя практику у крупнейших химиков, Юлия могла самостоятельно продумать и осуществить сложнейший синтез. Чувствовала она себя уверенно и спокойно. Ничто не мешало ее увлеченности работой. Тоска по родным, оставшимся в Москве, рассеивалась частыми подробными письмами и близостью Ковалевских, вместе с которыми Лермонтова жила в Петербурге. Бутлеров возлагал большие надежды на…

Последний рейс «Фортуны» (II)

Бот резво бежал на юго-восток. Редкие облака допускали просияние солнца, и вода была густой синевы с фиолетовым отливом, как оружейное масло. С заходом солнца все улеглись, на опустевшей палубе пребывал бессменно лишь студент и его писчик. —А что, Осип, — сказал Крашенинников, — не какое иное судно везет нас к Камчатской землице, а  «Фортуна».  Латинское …

Дважды первая (VI)

По предложению Марковникова Юлия Всеволодовна занялась «определением выхода ароматических углеводородов при наполнении трубок металлами». Так Лермонтова вторично получила титул первой — первая в России женщина-нефтяник. До нее в области химии и переработки   нефти   женщины   не   работали. Два года длилось кропотливое, сравнительное изучение нефти и каменного угля. Лермонтова была прирожденным исследователем. Сочетание знаний и интуиции, упорства…

Все права защищены ©2006-2024. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru. Карта сайта
 

Невероятно, но факт!