Невероятно, но факт!
Главная / Детям / За пределами школы / Из жизни замечательных людей / Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (III)

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (III)

Летом 1846 года в казанском поместье Григория Толстого произошел разговор, важный для всей российской литературы.

Из Петербурга через пол-России в тряских пыльных колясках приехали к Толстому друзья-литераторы: Некрасов и Панаев с женою Авдотьей Яковлевной. Хотя Некрасову исполнилось лишь двадцать пять лет, он уже, как сказали бы теперь, становился лидером в своем кругу. Ночи напролет Толстой рассказывал им о парижских демократах, говорил с особым уважением о Марксе, о его изданиях.

А Некрасов с Панаевым жаловались, что не стало в России хода свободной мысли, что издатель журнала «Отечественные записки» эксплуатирует молодые таланты, Белинскому, например, выплачивает гроши за ведение журнала.

Тут и оформилась у них мысль выпускать журнал собственный, как делают это в Европе те, о ком только что рассказывал Толстой. Собрать вокруг журнала способных и смелых. До утра они обсуждали, у кого можно перекупить такой журнал, и остановились на пушкинском «Современнике», который после гибели гениального поэта еле влачил Плетнев.

Впереди предстояли еще немалые хлопоты, сбор денег — тут уж все вносили свой вклад: и Тургенев Иван Сергеевич, и Панаев, и Белинский, и сам Некрасов — кто статьей, кто рассказом, кто деньгами за свой проданный лес. Но то утро в казанском имении Григория Толстого можно считать утром рождения «Современника», журнала, который следующие двадцать лет станет будить общественную мысль страны.

Павел Васильевич Анненков нашел Маркса в столице Бельгии, в Брюсселе, куда тот переехал после высылки из Франции. Тогда в мире еще не существовало коммунистических партий. Да и самих коммунистов, социалистов было немного. Они проживали в разных городах и не всегда знали друг о друге. Решение объединить всех пришло в конце 1846 года, когда Маркс пригласил друзей к себе на квартиру отпраздновать рождество. Они назвали себя Коммунистическим корреспондентским комитетом и сразу после праздников разослали единомышленникам первые письма.

Квартира у Маркса была тесной и скудно обставленной. Анненков сказал ему во время своего первого визита:

— У нас в России самый оригинальный и глубокий из мыслящих людей, Белинский, живет так же, как и вы, в тесной квартирке. Среди его друзей немало людей состоятельных, они жалеют его, но помочь отчего-то не догадываются.

— О Белинском я слышал в Париже от Бакунина и Толстого.

— В моем отечестве, господин Маркс, есть и другие люди, которых интересует развитие передовых идей в Европе. За этим я и пришел к вам. Вы — один из самых радикально настроенных людей, и ваше мнение о коммунизме мне хотелось бы знать.

— Прекрасно. Я скажу вам свое мнение. Завтра у нас важное собрание. Там же будет и мой друг, Энгельс. Приглашаю вас. Уверен, вы услышите много интересного.

Так Анненков попал на одно из самых первых заседаний Коммунистического корреспондентского комитета и присутствовал во время важного разговора с вождем немецких ремесленников Вейтлингом.

О том, как выглядели молодые Маркс и Энгельс, об их принципиальном споре с Вейтлингом, Анненков написал воспоминания. Облик молодых Маркса и Энгельса в те месяцы, когда они создавали мировое коммунистическое движение, мы представляем во многом благодаря запискам русского человека — Павла Васильевича Анненкова.

Анненков подружился с Марксом и, уезжая в Париж, получил от него несколько важных поручений и рекомендательных писем к известным людям, например к поэту Генриху Гейне. Он регулярно писал Марксу, отчитывался за порученные дела, советовался с ним о новых, недавно вышедших книгах. Маркс подробно отвечал. Одно из писем Маркса Анненкову занимает около шестнадцати страниц.

А летом 1847 года произошло новое пересечение… далее

В. Воскобойников

Вычислять и жить (II)

А потом ему же и ученикам стал диктовать содержание и остальных сгоревших рукописей. Не удивляйтесь, даже позже, в глубокой старости, он еще сможет, поражая окружающих, пересказать почти тысячу стихов «Энеиды», указав последнюю и первую строки на каждой странице! Такой силы была его память, такой мощи был его мозг.Левый глаз ему вскоре прооперируют. Но, приступив тотчас к…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (IV)

Павел Васильевич узнал, что смертельно больной Белинский едет лечи­ться на открытые недавно воды в Силезию, в маленький городишко Зальцбрунн. Журнал «Современник», о кото­ром мечтали в казанском поместье Толстого Некрасов с Панаевым, уже издавался. Он объединил вокруг се­бя молодые российские таланты, и главным сотрудником был в нем Бе­линский. А теперь врачи сказали, что Белинскому осталось жить…

Вычислять и жить (I)

Белые ночи снова пришли в Санкт-Петербург. Городу было всего шестьдесят восемь лет, а он уже перегнал, перерос главные древние европейские центры. Красою же своей, строгостью дворцов, отраженных спокойными водами Невы и ее младших сестер, выделялся Санкт-Петербург среди столиц, как юная красавица в кругу почтенных дам. Но в день, который мы считаем началом белых ночей —…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (V)

И тогда же могло произойти еще одно пересечение. Из Зальцбрунна Павел Васильевич повез подлечившегося Белинского в Париж. По дороге они остановились на день в Брюсселе. В Париже с нетерпением ждали Белинского близкие друзья и недавние соотечественники Бакунин, Герцен. Там впервые произойдет общественное чтение только что написанного открытого письма Гоголю; читать будет сам Белинский, а Герцен,…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (I)

Дом Эйлера на Неве, на нынешней набережной Лейтенанта Шмидта, вошел своими стенами в надстроенное вверх и вширь угловое здание дома №15, на котором помещена мраморная доска в честь ученого. Надпись на ней довольно скромная: «…крупнейший математик, механик и физик». В здании сейчас средняя школа «с углубленным изучением литературы и истории», есть здесь и стенд, посвященный Эйлеру. А на…

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VI)

Прошло лишь несколько месяцев, и революция, которую так ждали, готовили, свершилась. В феврале 1848 года пала власть короля и правление банкиров в Париже. «Республика! Республика!» — Люди, опьяненные счастьем победы, на перегороженных баррикадами парижских улицах обнимали друг друга. И каждый день приносил ликующие слухи. В Берлине дерутся! Король бежал. Дерутся в Вене, Меттерних бежал, провозглашена…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (III)

Математика, механика, физика… А его теория движения Луны? А «теория музыки», а демографические исследования  —  законы изменения численности и состава населения, а философские «Письма к одной немецкой принцессе», многократно переиздававшиеся и ставшие настольной книгой просвещенной части русской молодежи! Недаром крупный русский математик академик Буняковский писал о нем: «Эйлер, объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук…»….

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VII)

По-видимому, все жизни состоят из пересечений с чьими-то судьбами, открытиями, мнениями, радостями и печалями. Иногда эти пересечения перестраивают и нашу линию судьбы, придают ей, так сказать, иной маршрут, новое направление. Иногда мы проходим мимо, даже не узнав о состоявшемся пересечении. Тут уж многое зависит от нашей внутренней готовности, настроенности. От умения принять чужую волну. Для…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (II)

Из достижений ученого в механике, рассказывать о которых легче, чем о математических, вспомним о разработанной им для молодого Русского флота первой теории остойчивости корабля — в книге «Морская наука, или Трактат о кораблестроении и кораблевождении». Это вечная задача о том, как строить корабли, чтобы при разных загрузках, скоростях и курсах по отношению к волнам они…

Дважды первая (I)

В восемь часов вечера Гейдельберг засыпает. Пустеет рыночная площадь. На окнах домов и лавок хозяева опускают жалюзи. Только в доме неподалеку от университета долго не гаснет свет. Там живут русские студентки. То, что сюда приехали учиться русские, удивления не вызывало. Гейдельберг славился старинным университетом, сильными математиками и химиками. По утрам длинные, тесные коридоры этого храма…

Все права защищены ©2006-2020. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru