Невероятно, но факт!






купонлар.ру
Главная / Детям / За пределами школы / Из жизни замечательных людей / Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (II)

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (II)

Чтобы перейти к другому пересечению, придется слегка отклониться от главной линии рассказа в сторону молодого русского помещика Григория Михайловича Толстого. Путая, его иногда называли графом Толстым. Он не был графом. Первые девять лет жизни он даже считался незаконнорожденным сыном крепостной девки Авдотьи, то есть был по рождению рабом. Умри в это время его отец, отставной майор Михаил Львович Толстой, и Григорий вместе с матерью перешел бы в собственность каких-нибудь отцовских родственников, остался бы рабом навсегда. Таких печальных историй происходило в России немало.

Лишь восемнадцатилетним юношей по «высочайшему указу» он был признан сыном своего отца, приобрел право на фамилию и наследство. И вот Григорий Толстой прибыл в Париж обучаться медицине и ведению хозяйства по научным правилам.

В это время, в конце осени 1843 года, в Париж съехались, пожалуй, самые смелые, свободные и при этом совсем молодые головы Европы. Спустя несколько лет многие из них поведут народы на революционные баррикады. Григорий Толстой быстро стал среди них своим — отчаянным спорщиком, постоянным посетителем собраний коммунистических общин ремесленников. Он мечтал, вернувшись в Россию, повести жизнь в поместье так, чтобы крестьяне зажили согласно самым передовым идеям времени.

Летом 1844 года в Париж из Лондона к Марксу приезжает Энгельс. И Энгельс и Маркс были также молоды. Энгельсу двадцать три, Марксу недавно исполнилось двадцать шесть. Но среди демократов, социалистов они были уже хорошо известны.

В Германии, в Кельне, Маркс недавно был редактором «Рейнской газеты», напечатал немало отважных и умных статей. В Париже вместе с другим знаменитым издателем, Руге, он только что выпустил «Немецко-французский ежегодник». В нем были напечатаны работы европейских демократов. «Ежегодник» вывезли в города Европы, его тайно читали в Берлине, Варшаве и Петербурге. И уже несколько лет в тех же столицах с увлечением читали статьи Энгельса.

Те десять дней, что он пробыл летом 1844 года в Париже, для Энгельса стали решающими: он на всю жизнь подружился с Марксом. «Ни разу я еще не был в таком хорошем настроении и не чувствовал в такой степени человеком, как в течение тех десяти дней, что провел у тебя», — писал он позже Марксу.

Побывали они несколько раз и в парижской квартире Григория Толстого. Толстой звал Маркса с собой в Россию, вероятно надеясь, что Маркс поможет ему устроить хозяйство и жизнь в доставшемся поместье по правилам коммунизма.

Вернувшись в Россию, в кружке Белинского Григорий Толстой с воодушевлением рассказывал о парижских друзьях. Он же дал рекомендательное письмо к Марксу и Павлу Васильевичу Анненкову.

«Дорогой друг!

Я рекомендую Вам г-на Анненкова. Это — человек, который должен понравиться Вам во всех отношениях. Его достаточно увидеть, чтобы полюбить. Он Вам расскажет обо мне. Я не имею теперь возможности высказать Вам все, что хотелось бы, так как через несколько минут уезжаю в Петербург.

Будьте уверены, что дружба, которую я питаю к Вам, вполне искренняя. Не забывайте Вашего истинного друга Толстого»… далее

В. Воскобойников

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (III)

Математика, механика, физика… А его теория движения Луны? А «теория музыки», а демографические исследования  —  законы изменения численности и состава населения, а философские «Письма к одной немецкой принцессе», многократно переиздававшиеся и ставшие настольной книгой просвещенной части русской молодежи! Недаром крупный русский математик академик Буняковский писал о нем: «Эйлер, объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук…»….

Несколько удивительных пересечений в жизни Павла Васильевича Анненкова (VII)

По-видимому, все жизни состоят из пересечений с чьими-то судьбами, открытиями, мнениями, радостями и печалями. Иногда эти пересечения перестраивают и нашу линию судьбы, придают ей, так сказать, иной маршрут, новое направление. Иногда мы проходим мимо, даже не узнав о состоявшемся пересечении. Тут уж многое зависит от нашей внутренней готовности, настроенности. От умения принять чужую волну. Для…

«Объявший необыкновенным своим гением все отрасли точных наук» (II)

Из достижений ученого в механике, рассказывать о которых легче, чем о математических, вспомним о разработанной им для молодого Русского флота первой теории остойчивости корабля — в книге «Морская наука, или Трактат о кораблестроении и кораблевождении». Это вечная задача о том, как строить корабли, чтобы при разных загрузках, скоростях и курсах по отношению к волнам они…

Дважды первая (I)

В восемь часов вечера Гейдельберг засыпает. Пустеет рыночная площадь. На окнах домов и лавок хозяева опускают жалюзи. Только в доме неподалеку от университета долго не гаснет свет. Там живут русские студентки. То, что сюда приехали учиться русские, удивления не вызывало. Гейдельберг славился старинным университетом, сильными математиками и химиками. По утрам длинные, тесные коридоры этого храма…

Рассказать о нем — долг ученого

Недавно в Ленинграде был я на защите диссертации по прикладной механике. Молодой ученый, автор важных изобретений, защищался ярко, уверенно, пожалуй, даже чуть самоуверенно: почему-то не упомянул он о своих учителях в науке, о предшествовавших работах профессоров — членов Ученого совета, хотя от них зависела судьба защиты. Случайно я обратил внимание, что он то и дело…

Дважды первая (II)

На Петербургском съезде натуралистов в 1867 году зародилась мысль организовать ряд лекций  для  женщин по университетским предметам. Слух об этом распространился молниеносно, и на имя ректора Петербургского университета посыпались заявления. Их подписали более четырехсот женщин самого разного сословного положения и состояния — от разночинок до аристократок. Одновременно в Москве возник кружок женщин, решивших тоже добиваться…

Вторая родина великого швейцарца (I)

Он родился в городе Базеле в 1707 году в семье сельского пастора, от которого унаследовал и набожность, и любовь к математике: отец обучался у самого Якоба Бернулли — старшего в «династии» потомственных знаменитых математиков. Без труда учился Леонард в гимназии, и сам начал посещать небольшой Базельский университет, в котором преподавал выдающийся математик—младший брат Якоба —…

Дважды первая (III)

Лермонтова истово работала в лаборатории Бунзена. Проводила качественный анализ соединений, исследовала количественный состав руд, отделяла друг от друга редкие металлы — спутники платины. Ее не тяготили однообразие и монотонность опытов. Точно священный ритуал, приобщающий к таинственному клану химиков, повторяла Юлия методики, добиваясь совершенства. Счастливая случайность сводит Лермонтову с Д. И. Менделеевым, приехавшим в Гейдельберг к…

Вторая родина великого швейцарца (II)

Отдав России четырнадцать лет плодотворного труда, Эйлер принял лестные условия прусского «короля философа» Фридриха II и переехал в Берлин, чтобы занять созданный для него пост главы математического отделения Берлинской академии наук. Позже он фактически возглавлял эту академию и проработал в Берлине двадцать пять лет, получив признание как первый математик мира. Но, по словам одного из…

Дважды первая (IV)

Сняв в Геттингене небольшую комнатку, Юлия начала готовиться к испытанию по четырем предметам: неорганической и органической химии, физике и минералогии. Три недели до решающего дня показались ей ужасными. Без Ковалевской она чувствовала себя одиноко. Собственные успехи в изучении химии, подтвержденные рекомендательными письмами известных ученых, казались ей ничтожными. Наконец настал страшный день. Каково же было потрясение…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru