Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 16

Полет Волынова и Жолобова продолжался без малого 7 недель — 48 суток. Впервые на нашей станции были установлены своеобразные весы, которые позволяли взвешивать в невесомости, и медики на Земле могли постоянно следить за динамикой изменения веса космонавтов. Вернее — не веса, а массы. Космические «весы» так и назывались массметром.

На «Салюте-5» были применены и новые устройства для подогревания пищи, для освежения хлеба и поддержания его вкусовых качеств. Кстати, впервые на этой станции медики проводили эксперимент по определению вкусовой чувствительности космонавтов.

Члены экипажа пробовали на вкус пропитанные разными растворами бумажки и записывали в бортжурнал свои впечатления — кислые они или сладкие, горькие или соленые, приятные на вкус или нет.

Каждый «космический» день космонавты начинали с утреннего туалета — мытья рук, лица, шеи, чистки зубов, бритья усов и бороды. Жалели только об одном, что нет на борту «космической бани», но и эта проблема успешно решается — уже разрабатывается проект установки, которая получила условное название «космический душ». Она позволит космонавтам испытывать в космосе те же ощущения, что и при пользовании настоящим душем на Земле.

Для организации отдыха космонавтов на борту станции имелись библиотечка, альбомы для рисования, шахматы, набор диапозитивов, которые можно было просматривать с помощью особого «информационного устройства». Друзья космонавтов позаботились и о сюрпризах. В набор диапозитивов, который формировал каждый космонавт по своему вкусу, подсунули веселые карикатуры и дружеские шаржи.

24 августа, завершив выполнение намеченной для них программы, космонавты Борис Волынов и Виталий Жолобов вернулись на Землю.

Через три недели в космос стартовал «Союз-22». В его экипаж вошли Валерий Федорович Быковский и Владимир Викторович Аксенов. Но орбита этого корабля пролегала в стороне от «Салюта».

Он выполнял автономный полет со своими целями и задачами. Этот полет проводился в рамках программы «Интеркосмос» — программы широкого сотрудничества социалистических стран в деле исследования и освоения космического пространства в мирных целях. За десять лет осуществления этой программы с наших космодромов с помощью наших ракетносителей в космос были выведены два десятка спутников «Интеркосмос», в создании которых приняли участие ученые и конструкторы Болгарии и Венгрии, ГДР и Кубы, Польши и Чехословакии и некоторых других стран.

И вот теперь на пилотируемом космическом корабле «Союз-22» была установлена уникальная аппаратура — многозональная фотокамера МКФ6, разработанная специалистами ГДР и СССР и изготовленная на народном предприятии «Карл Цейс Йена» в Германской Демократической Республике.

Фотокамеру МКФ6 только условно можно было назвать камерой. На самом деле это сложнейший фото агрегат, имеющий шесть объективов и шесть специальных камер с особыми кассетами для пленок различных типов, на которых можно запечатлевать изображение земных и космических объектов в широкой гамме спектра от ультрафиолетового до инфракрасного. Недаром программу съемок этим агрегатом назвали «Космической радугой».

На каждом кадре этого чудоагрегата фиксировалась территория земной поверхности площадью в 20 000 квадратных километров. Все его шесть камер работали настолько синхронно, что на Земле в специальном проекторе можно было свести шесть кадров в один.

При различных комбинациях этих кадров можно было выделить на снимке любое нужное для исследователей природное образование в «самом выгодном для него свете».

Так, на снимках, сделанных из космоса камерой МКФ6, можно отличать по цвету леса, состоящие из разных пород деревьев; уже спелые хлеба от только еще созревающих; поля со всходами озимых, участки посевов, пораженные болезнями или насекомымивредителями. Представляете, как это важно для земных дел!

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 7

Второй экипаж стартовал к станции 29 июля. В его состав входили Алан Бин, Джек Лаусма и Оуэн Гэрриот. В первые дни пребывания на станции все трое испытывали сильное недомогание, организм астронавтов медленно приспосабливался к условиям невесомости. «Когда мы готовимся к еде, — передал на Землю Бин, — у нас такое ощущение, будто мы входим в…

Часть 8

В конце 1971 года меня назначили руководителем подготовки космонавтов. На этом посту я сменил генералполковника Н. П. Каманина. Имя Николая Петровича Каманина хорошо знакомо каждому советскому человеку. Да и не только советскому. Николай Петрович — один из первых Героев Советского Союза. На его Золотой Звезде стоит № 4. Почти полвека назад он принимал участие в…

Часть 9

Встал на повестку дня вопрос о дальнейшей эффективности космических исследований, о решении с помощью космонавтики прикладных задач в интересах науки и народного хозяйства нашей страны. В связи с этим значительно расширялся диапазон деятельности космонавтов. При малой численности экипажа станции требовалась более разносторонняя их подготовка. Нужно было менять старую схему подготовки, смелее выходить за пределы ЦПК,…

Часть 10

Так что же делать? Срочно возвращать космонавта на Землю? Но тогда нужно возвращать и весь экипаж. А разве это не обидно — прекращать работу экспедиции, на подготовку которой затрачено столько сил и средств, из-за какогого «пустяка» — больного зуба? Можно, конечно, иметь на борту станции своего стоматолога… Но будет ли это оправдано? Болезнь —явление случайное,…

Часть 11

Конечно, во всех вопросах я опирался на богатый опыт, накопленный специалистами Центра подготовки космонавтов, на мнение всех, кто непосредственно участвовал в подготовке экипажа, однако окончательное решение должен был принять я сам, и вся ответ ственность за него лежала на мне. В это время мне казалось, что оценить свою собственную готовность к полету гораздо проще, чем…

Часть 12

Но космическая техника не может стоять на месте. Она должна непрерывно совершенствоваться, эффективность космических полетов должна расти. Работа советских космонавтов на станциях «Салют» и американских астронавтов на «Скайлэбе» доказала возможность весьма длительного пребывания людей на борту орбитальных космических станций. Но представьте себе такую ситуацию — на станции работает экипаж. Работает достаточно долгое время, работает плодотворно….

Часть 13

Испытать в реальном космическом полете эти новые автоматические системы сближения и стыковки транспортного корабля со станцией «Салют3» было поручено Геннадию Васильевичу Сарафанову и Льву Степановичу Демину на корабле «Союз-15». Космический корабль стартовал 27 августа 1974 года и был выведен на расчетную орбиту. Экипаж корабля четко выполнил коррекцию орбиты, и скоро система поиска корабля обнаружила станцию…

Часть 14

24 мая к станции «Салют-4» отправился еще один экипаж — Петр Климук и Виталий Севастьянов. Они проработали на станции более двух месяцев — 63 дня. Их программа работ на станции была еще более сложной и обширной, чем все предыдущие. В дальнейшем «Салют-4», так же как и его предшественник «Салют-3», продолжал свою работу в автоматическом режиме…

Часть 15

В горах были обнаружены ледники, о существовании которых ранее даже не подозревали. Детальной съемке подверглись шельфовые зоны Черного и Каспийского морей. Продолжались исследования земной атмосферы, начатые еще в полете Евгением Хруновым, на предмет ее запыленности. Дело в том, что атмосфера Земли запыляется из разных источников: из космоса — космической пылью, природной пылью — в результате…

Часть 17

Орбиту полета корабля «Союз-22» рассчитали так, чтобы можно было проводить с нее съемки и большей части территории СССР и территории ГДР. Для этого наклонение орбиты пришлось увеличить и довести до 65 градусов, в то время как орбиты всех других «Союзов» имели наклонение чуть более 51 градуса. Большое наклонение орбиты потребовало при запуске корабля больших энергетических…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru