Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 4

Мы договорились внимательно проанализировать состояние этих средств и при необходимости либо дополнить их, либо создать заново, если имеющиеся средства будут заняты для подготовки экипажей по внутренним программам.

Работать решили по такой схеме: сначала детально изучить организацию подготовки и технику друг друга, а затем отработать в ходе тренировок все действия экипажа при выполнении совместных работ на всех участках полета. Зная хорошо свой корабль и имея многолетний опыт полетов на нем, мы взялись составить для американцев подробную и последовательную программу изучения систем «Союза», а они должны были создать для нас такую же по «Аполлону».

Определяя конкретные сроки предстоящих рабочих встреч экипажей, мы решили, что график их должен строиться на следующей основе: встречи проводить не реже чем через каждые пятьшесть месяцев, продолжительностью до 30 дней, поочередно в каждой из договаривающихся стран. При этом бралось в расчет, что сработанность экипажей достигается не только совместными занятиями на тренажерах, в классах, лабораториях, но и личными контактами, встречами в свободное время, поездками на экскурсии, семейными вечерами и т. д.

Американская методика отбора кандидатов в астронавты, как я уже упоминал, во многом оказалась схожей с нашей, хотя и имела свою специфику. НАСА так же, как и мы, считает, что астронавтами могут быть квалифицированные летчики, имеющие необходимые знания и навыки, хорошо переносящие шумы, вибрацию, ускорение и сочетание этих факторов, умеющие ориентироваться в полете, быстро принимать решении и знать, как вести себя в аварийных ситуациях.

Стоит особо подчеркнуть, что НАСА особенно серьезно относится к опыту летной работы кандидатов в астронавты.

Каждый из летчиков, чтобы попасть в отряд, должен налетать не менее полутора тысяч часов, в основном на реактивных машинах. Когда же проводился отбор будущих астронавтов из числа гражданских специалистов, не имеющих опыта управления летательными аппаратами, то все они в обязательном порядке проходили обучение пилотажу в летных школах, где за полторадва года налетали не менее чем по 250 часов с инструктором. Потом их практика продолжалась в летной части, находящейся в штатах НАСА. Здесь они набирали еще по 250 часов, но уже летая вместе с астронавтамилетчиками. Последние оценивали способность гражданских специалистов летать самостоятельно в любых условиях погоды, днем и ночью. В дальнейшем специалисты могли летать и без инструкторов.Эти приемы западной буржуазной прессы нам были хорошо знакомы.

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 6

Мы познакомились с этими инструкциями и по достоинству их оценили. Эти инструкции позволяли легко разбираться в любой системе. Объяснения приводятся в них четкие, лаконичные, очень конкретные. Все тексты снабжаются принципиальными схемами, красочными рисунками отдельных узлов и деталей. По ним можно быстро понять устройство того или иного узла, механизма, разобраться в принципах его работы, понять его…

Часть 7

Том Стаффорд показал нам один из залов Центра управления полетом. Он пояснил, что операторами связи с экипажем в период подготовки и проведения полетов назначаются члены так называемого «экипажа поддержки». В него входят астронавты, которые готовятся к полету наравне с основным и дублирующим экипажами. Они хорошо знакомы с программой полета и могут грамотно разговаривать с астронавтами,…

Часть 8

После турболета и на тренажере работается совсем по-иному, с большим чувством ответственности. Это очень важно, так как в реальном полете нет ни времени, ни возможностей для размышлений. Приходится действовать автоматически и абсолютно точно. Турболет ошибок не терпит, иначе… Впрочем, — добавил Дэвид, — ты сам знаешь, к чему приводят ошибки… кое-кому приходилось катапультироваться с этого…

Часть 9

После отдыха мы с новыми силами продолжали «стыковку» наших планов подготовки к совместному эксперименту в космосе. По моей просьбе нас познакомили с деятельностью отдела НАСА по контролю за работой частных фирм, создающих космические корабли и отдельные системы к ним. Большая роль в этом деле принадлежит самим астронавтам и специалистам НАСА, которые непрерывно следят за разработкой,…

Часть 10

Приближался конец нашего первого визита в Хьюстон. Мы подготовили несколько протоколов и важных документов по результатам первых переговоров. Как правило, у нас такие документы подписываются и визируются всеми участниками переговоров и представителями заинтересованных организаций. Однако американцы предложили иной порядок визирования, и мы согласились с ним. Основные документы подписывали только директора проекта, как лица, ответственные за…

Часть 11

В начале 1974 года мы проводили испытания станции «Салют-3» в автономном и пилотируемом режимах. В космос стартовали корабли «Союз-14» и «Союз-15». В конце года на орбиту была выведена новая станция — «Салют-4». В начале следующего года на этой станции работал экипаж корабля «Союз-17», затем к ней направлялся еще один «Союз» с космонавтами В. Лазаревым и…

Часть 12

Объявили состав своих экипажей и американцы. В основной вошли Томас Стаффорд, совершивший к тому времени уже три космических полета, в том числе один на «Аполлоне» к Луне, и «новички» Дональд Слейтон и Вене Бранд, которые хотя ни разу не были в космосе, но уже считались ветеранами отряда астронавтов. На протяжении многих лет они осуществляли подготовку…

Часть 13

За два с половиной года совместных работ мы все лучше и лучше узнавали друг друга, научились в спорах находить взаимоприемлемые и полезные решения, объединять усилия в интересах этой важной не только в техническом, но и политическом отношении программы. Время в работе летело быстро. Не успевали наши экипажи возвратиться из Америки, как приближались сроки приема гостей…

Часть 14

Когда наша делегация прибыла в очередной раз в США, встретивший нас на аэродроме Том Стаффорд отвел меня в сторону и обеспокоенно рассказал о той оголтелой кампании, которая была развернута в США против ЭПАСа. — Ты же знаешь, — сказал мне Том, — что ни у меня, ни у наших ребят, ни у НАСА нет и…

Часть 15

Постепенно настроение в зале менялось, и я почувствовал даже некоторую доброжелательность. Во всяком случае, последние вопросы, которые были мне заданы, касались проблем нашего дальнейшего сотрудничества после того, как завершится ЭПАС. Вскоре после нашего возвращения из США были проведены испытания корабля «Союз-16». В этих испытаниях приняли участие Анатолий Филипченко и Николай Рукавишников. Генеральная репетиция в космосе…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru