Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 2

Сближение, причаливание и стыковку двух кораблей мы отрабатывали на специальном комплексном тренажере «Волга». Поскольку макеты кораблей «Союз4» и «Союз5» были установлены на стационарной основе и сами не могли сближаться друг с другом, а тем более состыковываться, конструкторы разработали специальное устройство, которое имитировало все эволюции корабля на орбите и передавало их изображение на экраны специального телевизора видеоконтрольной установки и экраны перископов наших тренажеров.

Имитационное устройство состояло из двух миниатюрных макетиков кораблей, специальных дорожек, по которым эти макетики могли передвигаться в самых разных направлениях, и системы телекамер, передающих нам детальную картину перемещения этих макетиков. Через электронно-вычислительную машину имитационное устройство связывалось с нашими кораблями-тренажерами.

Любая команда, которая подавалась движением ручек управления одного из кораблей-тренажеров, принималась ЭВМ, перерабатывалась ею и в преобразованном виде поступала на имитационное устройство.

Повинуясь команде командира корабля, макетики приходили в движение и перемещались по своим дорожкам почти так, как перемещались бы относительно друг друга в космосе настоящие корабли.

В условиях невесомости и отсутствия близких ориентиров космонавт почти не ощущает движения своего корабля. Повернув, скажем, свой корабль вправо относительно встречного корабля, он не почувствует этого поворота, а только увидит, как сдвигается в противоположную сторону встречный корабль.

К этому поначалу трудно было привыкнуть…

Чтобы состыковаться, у наших кораблей были специальные устройства — стыковочные агрегаты. У корабля Бориса Волынова стыковочный агрегат имел общий вид большой воронки, а у моего — длинного стержня. Корабль Бориса Волынова должен был выполнять роль мишени, мой — летящей в мишень стрелы. Задача Волынова заключалась в том, чтобы удержать свой корабль в стабильном положении, а моя — подвести свой корабль к кораблю Волынова и постараться совместить продольные оси двух кораблей. Затем, регулируя относительную скорость сближения штырем, как можно точнее и без всяких относительных боковых перемещений попасть в раструб стыковочного узла корабля Бориса Волынова.

Командир активного корабля должен быть очень внимательным. Если касание произойдет слишком мягко, на едва заметной скорости, то не сработают замки и весь механизм сцепления, и стыковка кораблей не состоится. А если скорость сближения будет велика, то можно и штырь погнуть, и встречный корабль протаранить…

Сначала сближение и стыковка кораблей с помощью ручного управления казались делом невероятно сложным, уму непостижимым. Но, проделав все манипуляции на тренажере не одну сотню раз, обретаешь сноровку, глазомер, особое внутреннее чутье и затем уже проводишь все операции автоматически — «посамолетному», когда не думаешь о характере перемещения ручек управления, а только о конечном результате.

Сначала мы отрабатывали стыковку в оптимальном варианте, когда автоматика, осуществив поиск, сближала наши корабли до расстояния 150 метров, приводила их друг к другу с минимальными относительными скоростями перемещения. Постепенно тренировки усложнялись.

К моменту перехода на ручное управление устанавливались более высокие скорости сближения, более значительные перемещения кораблей в разных плоскостях. Беря управление на себя, необходимо было мгновенно оценить эти перемещения, последовательно или одновременно погасить их и продолжать сближение, выдерживая определенный график как по скорости, так и по расстоянию.

Малейшая ошибка в оценке направления и скорости взаимного перемещения кораблей приводила к лишним отклонениям ручек управления, перерегулированию движения и соответственно к большему расходу топлива.

Оценка точности работы космонавта давалась по времени, затраченному на выполнение операции сближения и стыковки, и расходу топлива.

Когда сближение кораблей и причаливание с предельно допустимыми начальными условиями мы стали проводить довольно устойчиво, методисты приступили к отработке этих операций при отказе различных приборов.

Основным прибором для нас был указатель дальности и скорости сближения кораблей. Когда он «отказывал», мы учились определять с высокой точностью на глаз эти параметры и добивались, чтобы при этом ни время, ни расход топлива не отличались от нормы.

Следующим этапом были тренировки при всевозможных отказах связи, разных условиях сближения — в темноте или против Солнца, когда оно слепило глаза, и т. д.

Короче говоря, за время подготовки к своему полету мы провели на Земле восемьсот стыковок. И только после этого получили «добро» на стыковку в космосе!

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 25

Переглянулись с ребятами — садиться на дома нам совсем не хотелось. Но… нам только казалось, что мы близко от Земли, высота была еще довольно приличной, и населенный пункт исчез из виду. Под нами широкая снежная равнина. Хрунов командует: «Приготовиться! Земля!» Мы успеваем сгруппироваться в креслах. Потом ощущаем крепкий удар. Сработали двигатели мягкой посадки… Я приподнял…

Часть 26

Расталкивая всех, к нам энергично пробирался какойто человек. «Наверное, журналист», — почемуто подумал я. И точно. Этот товарищ с ходу начал брать интервью. Но старший по группе поиска оттеснил журналиста: он спешил принять «космическое» имущество и отправить нас в Караганду. Как только мы заняли предназначенные нам места в вертолетах, пилоты подняли свои машины в воздух……

Часть 11

Из полосы тени корабль вышел уже в южном полушарии. Прямой связи с нашими пунктами еще не было. Не скрою — я волновался в этот момент: как-то поведет себя в космосе настоящий корабль, будет ли он так же послушен моей воле, как был послушен комплексный тренажер на Земле? Взялся за ручку управления. По теневому индикатору определил…

Часть 27

Когда наш самолет приземлился на Внуковском аэродроме и я вышел на верхнюю площадку самолетного трапа, увидел яркую красную ковровую дорожку, протянувшуюся от самолета до трибуны, на которой стояло множество людей, у меня даже в глазах потемнело и тело забило мелкой дрожью… Не помню уже, как мы спустились по трапу, как строем, печатая шаг, шли по…

Часть 12

На отдельных витках планировалось проведение динамических операций — коррекция орбиты, сближение и стыковка кораблей; тогда все другие эксперименты на этих витках не проводились. «Глухие» витки, когда с наземными пунктами связи контакта не было, отводились на отдых и сон. Время на обеды, завтраки и ужины также выделялось в период отсутствия прямой радиосвязи. Все было расписано и…

Часть 28

Но в Центре в это время уже началась подготовка к следующему этапу испытаний кораблей «Союз» — уточнялась программа, формировались экипажи, составлялись программы занятий и тренировок. Товарищам, впервые готовящимся к полету, нужны были наша помощь, наш опыт. К тому же я был назначен начальником отдела подготовки экипажей космических кораблей «Союз». Забот прибавилось, и, отлично понимая всю…

Часть 13

В мире тогда было неспокойно, полыхала война во Вьетнаме, никак не могли улечься страсти на Ближнем Востоке, газеты пестрели заголовками статей о гонке вооружений, западные журналисты запугивали мир сообщениями о созданных запасах атомного оружия, вполне достаточных, чтобы уничтожить все живое на Земле и даже саму Землю… «Наверное, так и будет выглядеть третья мировая война, если…

Часть 29

В состав экипажей первых двух «Союз-ов» — шестого и седьмого, включили наших бывших дублеров — Георгия Степановича Шонина и Валерия Николаевича Кубасова, Анатолия Васильевича Филипченко и Виктора Васильевича Горбатко, к последней паре добавили еще и третьего члена экипажа — бортинженера Владислава Николаевича Волкова. А экипаж восьмого «Союза» предложили составить из космонавтов, уже побывавших в космосе,…

Часть 14

Вопреки ожиданиям первая ночь в космосе прошла более или менее спокойно. Пользуясь тем, что в корабле всего один «пассажир», разместил свой спальный мешок так, чтобы ноги были ближе к потолку, а голова к центру тяжести корабля. Имевшийся уже опыт подсказывал — такое положение поможет оттоку крови от головы и облегчит мне жизнь. Будильник завел на…

Часть 30

Там же, на ЛеБурже, мы встретились со своими коллегами из США — астронавтами Джеймсом Макдивиттом, Дэвидом Скоттом и Расселом Швейкартом. Вскоре после нашего полета на кораблях «Союз-4» и «Союз-5» они совершили полет на «Аполлоне-IX». Американцы форсировали свою лунную программу и во что бы то ни стало хотели уже летом 1969 года высадить на поверхность Луны…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru