Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 8

В конце 1971 года меня назначили руководителем подготовки космонавтов. На этом посту я сменил генералполковника Н. П. Каманина. Имя Николая Петровича Каманина хорошо знакомо каждому советскому человеку. Да и не только советскому. Николай Петрович — один из первых Героев Советского Союза. На его Золотой Звезде стоит № 4. Почти полвека назад он принимал участие в спасении челюскинцев.

С первых дней Великой Отечественной войны Николай Петрович находился на фронте, командовал различными авиационными соединениями. Его авиационный корпус принимал участие в освобождении Чехословакии от гитлеровских захватчиков.

Когда в нашей стране началась подготовка к запуску первых пилотируемых космических кораблей, партия доверила Николаю Петровичу отбор и подготовку будущих космонавтов. При его непосредственном участии началось создание Центра подготовки космонавтов и строительство городка.

Вместе со специалистами космической медицины ему пришлось формулировать те качества, которыми должны были обладать кандидаты на первый космический полет, разрабатывать оптимальные схемы отбора кандидатов, определять методику и средства подготовки космонавтов к космическим полетам.

Все это приходилось делать впервые, никакого опыта ни у нас, ни за рубежом еще не было. Каманин и его товарищи по работе сами создавали этот опыт. И нужно отдать им должное — вся эта гигантская работа была проведена с большой тщательностью и на высоком уровне.

Николай Петрович пользовался и сейчас пользуется огромным авторитетом среди космонавтов. Он был не только требовательным командиром, но и старшим товарищем, который во всем подавал пример молодым.

Николай Петрович, например, увлекается спортом, отлично играет в теннис, шахматы. Он настойчиво прививал и нам любовь к спорту. Мы, космонавты, часто встречались с ним то за шахматной доской, то на теннисном корте. И я не могу сказать, что мы — более молодые и крепкие — всегда выходили победителями в этих встречах, а если и побеждали, то победа давалась нам нелегко.

В соответствии с Положением о прохождении воинской службы Николай Петрович, отслужив в армии положенный срок, ушел на заслуженный отдых. Но он не оставил космонавтику. У него накопился богатый материал, который может быть полезен для изучения истории первых космических стартов, зарубежных поездок советских космонавтов и их встреч с видными государственными деятелями многих стран мира. Этот материал у него не залеживается.

Николай Петрович является автором ряда интересных книг о космосе и космонавтах, и, передавая мне свое «наследство», он преподнес свою книгу с теплой, очень дорогой для меня надписью: «…верю, Володя, что тебеокажется по плечу этот тяжелый, но очень нужный человечеству труд».

Мое назначение на эту высокую должность совпало с началом нового этапа в изучении и освоении космического пространства в нашей стране. Это, естественно, потребовало значительной перестройки всей системы работы Центра подготовки космонавтов.

Задачи подготовки космонавтов значительно усложнились. Если раньше они ограничивались изучением конструкции только одного космического корабля и приобретением навыков работы с его системами и оборудованием в полете, то теперь космонавты должны были знать хорошо устройство и транспортного корабля, и орбитальной станции.

Количество экспериментов, проводимых в полете, резко возросло, значительно увеличился и объем используемой аппаратуры. На борту станции появились совершенно новые приборы, предназначенные для изучения физики Солнца, динамики атмосферы, морфологии поверхности Земли, строения дна океанов и морей и в первую очередь их шельфовой полосы.

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 4

Дальнейший осмотр спускаемого аппарата изнутри, исследования и эксперименты на предприятии, куда он был доставлен, позволили установить истинную причину происшедшего. На большой высоте, порядка 100—120 километров, в момент разделения корабля на части, перед входом в плотные слои атмосферы из-за несвоевременного раскрытия одного из клапанов произошла разгерметизация спускаемого аппарата. Конструкция этих клапанов была тщательно продумана и многократно…

Часть 5

Пока специалисты Центра управления полетом проигрывали на ЭВМ сложившуюся ситуацию, лунная кабина успела трижды облететь Луну. Тревога оказалась ложной, и с шестичасовым опозданием Джон Янг и Чарльз Дьюк прилунились в сильнопересеченном районе. Астронавты дважды выходили из лунной кабины и совершали «прогулки» по Луне. При этом они также использовали для передвижения механическую тележку. Во время первого…

Часть 6

Первая информация, полученная с борта этой станции, работающей поначалу в автоматическом режиме, была неутешительной. По какой-то причине панели солнечных батарей раскрылись не полностью, и электроснабжение станции было серьезно нарушено. К тому же под влиянием вибрационных нагрузок во время выведения станции на орбиту отошел от корпуса противометеорный экран. Этот экран, кроме метеорной защиты, выполнял еще роль…

Часть 7

Второй экипаж стартовал к станции 29 июля. В его состав входили Алан Бин, Джек Лаусма и Оуэн Гэрриот. В первые дни пребывания на станции все трое испытывали сильное недомогание, организм астронавтов медленно приспосабливался к условиям невесомости. «Когда мы готовимся к еде, — передал на Землю Бин, — у нас такое ощущение, будто мы входим в…

Часть 9

Встал на повестку дня вопрос о дальнейшей эффективности космических исследований, о решении с помощью космонавтики прикладных задач в интересах науки и народного хозяйства нашей страны. В связи с этим значительно расширялся диапазон деятельности космонавтов. При малой численности экипажа станции требовалась более разносторонняя их подготовка. Нужно было менять старую схему подготовки, смелее выходить за пределы ЦПК,…

Часть 10

Так что же делать? Срочно возвращать космонавта на Землю? Но тогда нужно возвращать и весь экипаж. А разве это не обидно — прекращать работу экспедиции, на подготовку которой затрачено столько сил и средств, из-за какогого «пустяка» — больного зуба? Можно, конечно, иметь на борту станции своего стоматолога… Но будет ли это оправдано? Болезнь —явление случайное,…

Часть 11

Конечно, во всех вопросах я опирался на богатый опыт, накопленный специалистами Центра подготовки космонавтов, на мнение всех, кто непосредственно участвовал в подготовке экипажа, однако окончательное решение должен был принять я сам, и вся ответ ственность за него лежала на мне. В это время мне казалось, что оценить свою собственную готовность к полету гораздо проще, чем…

Часть 12

Но космическая техника не может стоять на месте. Она должна непрерывно совершенствоваться, эффективность космических полетов должна расти. Работа советских космонавтов на станциях «Салют» и американских астронавтов на «Скайлэбе» доказала возможность весьма длительного пребывания людей на борту орбитальных космических станций. Но представьте себе такую ситуацию — на станции работает экипаж. Работает достаточно долгое время, работает плодотворно….

Часть 13

Испытать в реальном космическом полете эти новые автоматические системы сближения и стыковки транспортного корабля со станцией «Салют3» было поручено Геннадию Васильевичу Сарафанову и Льву Степановичу Демину на корабле «Союз-15». Космический корабль стартовал 27 августа 1974 года и был выведен на расчетную орбиту. Экипаж корабля четко выполнил коррекцию орбиты, и скоро система поиска корабля обнаружила станцию…

Часть 14

24 мая к станции «Салют-4» отправился еще один экипаж — Петр Климук и Виталий Севастьянов. Они проработали на станции более двух месяцев — 63 дня. Их программа работ на станции была еще более сложной и обширной, чем все предыдущие. В дальнейшем «Салют-4», так же как и его предшественник «Салют-3», продолжал свою работу в автоматическом режиме…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru