Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 10

Приближался конец нашего первого визита в Хьюстон. Мы подготовили несколько протоколов и важных документов по результатам первых переговоров. Как правило, у нас такие документы подписываются и визируются всеми участниками переговоров и представителями заинтересованных организаций.

Однако американцы предложили иной порядок визирования, и мы согласились с ним. Основные документы подписывали только директора проекта, как лица, ответственные за весь проект в целом, а документы по организации подготовки астронавтов и космонавтов подписали с нашей стороны профессор Бушуев и я, а с американской — доктор Ланни и Том Стаффорд.

Из Хьюстона мы вылетели в Нью-Йорк, чтобы оттуда следовать прямым рейсом в Москву.

В Нью-Йорке нам пришлось сутки ждать самолета. Это время мы использовали для знакомства с городом.

Осмотрели его не только снизу, но и сверху, забравшись на крышу самого высокого небоскреба. Потом побывали внутри знаменитой статуи «Свобода», посетили здание ООН и зашли в гости к нашему постоянному представителю при этой организации.

Когда мы прибыли на аэродром и уже ожидали приглашения на посадку, вдруг объявили, что наш вылет задерживается. Прождали около пяти часов. Оказалось — в полицию поступил сигнал о том, что в самолет, на котором мы должны были лететь домой, подложена бомба. Полицейские перерыли весь багаж, но ничего похожего на бомбу не обнаружили. Видимо, это была провокация. Кому-то пришлись не по душе контакты советских космонавтов с американскими астронавтами, да и вообще не нравилась вся обстановка наступившей разрядки напряженности во взаимоотношениях между нашими странами.

После нашего возвращения из США у нас в Центре подготовки космонавтов был сформирован специальный отдел по осуществлению проекта ЭПАС. Возглавил его летчиккосмонавт СССР Валерий Федорович Быковский. Немало сил вложили в организацию этого дела первый заместитель начальника Центра подготовки космонавтов генералмайор авиации Андриян Григорьевич Николаев, летчикикосмонавты СССР Павел Романович Попович, Георгий Степанович Шонин и другие.

Следует сказать, что мы находились в более сложных условиях, чем американцы. Завершив работы со «Скайлэбом», они не планировали каких-либо других пилотируемых полетов и все усилия могли направить исключительно на подготовку к ЭПАС. Да и перестройка их тренажеров применительно к новой программе не представляла больших трудностей.

Ведь «Аполлон» в полете по программе ЭПАС должен был стыковаться сначала со шлюзовой камерой по уже хорошо отработанной схеме, по которой ранее после выведения корабля на орбиту выполнялась стыковка основного блока с лунной кабиной. Для этой операции использовался тот же стыковочный узел. А новый — андрогинный стыковочный узел, предназначенный для стыковки «Аполлона» с нашим «Союзом», был укреплен не на самом корабле, а на другом конце шлюзовой камеры. Таким образом, американцам не было надобности реконструировать ни свой «Аполлон», ни тренажер.

Иная обстановка складывалась у нас. Мы продолжали выполнение своей национальной программы, которая предусматривала дальнейшую отработку долговременных пилотируемых орбитальных станций.Эти приемы западной буржуазной прессы нам были хорошо знакомы.

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 7

Том Стаффорд показал нам один из залов Центра управления полетом. Он пояснил, что операторами связи с экипажем в период подготовки и проведения полетов назначаются члены так называемого «экипажа поддержки». В него входят астронавты, которые готовятся к полету наравне с основным и дублирующим экипажами. Они хорошо знакомы с программой полета и могут грамотно разговаривать с астронавтами,…

Часть 8

После турболета и на тренажере работается совсем по-иному, с большим чувством ответственности. Это очень важно, так как в реальном полете нет ни времени, ни возможностей для размышлений. Приходится действовать автоматически и абсолютно точно. Турболет ошибок не терпит, иначе… Впрочем, — добавил Дэвид, — ты сам знаешь, к чему приводят ошибки… кое-кому приходилось катапультироваться с этого…

Часть 9

После отдыха мы с новыми силами продолжали «стыковку» наших планов подготовки к совместному эксперименту в космосе. По моей просьбе нас познакомили с деятельностью отдела НАСА по контролю за работой частных фирм, создающих космические корабли и отдельные системы к ним. Большая роль в этом деле принадлежит самим астронавтам и специалистам НАСА, которые непрерывно следят за разработкой,…

Часть 11

В начале 1974 года мы проводили испытания станции «Салют-3» в автономном и пилотируемом режимах. В космос стартовали корабли «Союз-14» и «Союз-15». В конце года на орбиту была выведена новая станция — «Салют-4». В начале следующего года на этой станции работал экипаж корабля «Союз-17», затем к ней направлялся еще один «Союз» с космонавтами В. Лазаревым и…

Часть 12

Объявили состав своих экипажей и американцы. В основной вошли Томас Стаффорд, совершивший к тому времени уже три космических полета, в том числе один на «Аполлоне» к Луне, и «новички» Дональд Слейтон и Вене Бранд, которые хотя ни разу не были в космосе, но уже считались ветеранами отряда астронавтов. На протяжении многих лет они осуществляли подготовку…

Часть 13

За два с половиной года совместных работ мы все лучше и лучше узнавали друг друга, научились в спорах находить взаимоприемлемые и полезные решения, объединять усилия в интересах этой важной не только в техническом, но и политическом отношении программы. Время в работе летело быстро. Не успевали наши экипажи возвратиться из Америки, как приближались сроки приема гостей…

Часть 14

Когда наша делегация прибыла в очередной раз в США, встретивший нас на аэродроме Том Стаффорд отвел меня в сторону и обеспокоенно рассказал о той оголтелой кампании, которая была развернута в США против ЭПАСа. — Ты же знаешь, — сказал мне Том, — что ни у меня, ни у наших ребят, ни у НАСА нет и…

Часть 15

Постепенно настроение в зале менялось, и я почувствовал даже некоторую доброжелательность. Во всяком случае, последние вопросы, которые были мне заданы, касались проблем нашего дальнейшего сотрудничества после того, как завершится ЭПАС. Вскоре после нашего возвращения из США были проведены испытания корабля «Союз-16». В этих испытаниях приняли участие Анатолий Филипченко и Николай Рукавишников. Генеральная репетиция в космосе…

Часть 16

А потом был старт, и весь мир стал свидетелем первого в истории международного полета, когда советский «Союз» и американский «Аполлон», соединившись на орбите, образовали космический комплекс — прообраз будущих международных орбитальных станций. А. Леонов и В. Кубасов вместе с Т. Стаффордом, Д. Слейтоном и В. Брэндом двое суток работали в космосе рука об руку. Подробности…

Часть 1

Придет время, когда на длительную работу в космос, в дальние рейсы к другим планетам, а затем и к звездам отправятся международные экспедиции. Это предсказывал еще К. Э. Циолковский. И уже вскоре после запуска первого в мире искусственного спутника Земли наша страна официально вынесла на обсуждение XIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН конкретное предложение о разработка международных…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru