Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 20

Не буду рассказывать всех подробностей старта Берегового, о нем хорошо рассказал сам Береговой в своих книгах…

Лично я испытывал в то осеннее утро странное ощущение раздвоенности, искренне радовался за товарища, вместе с которым прошел долгий путь подготовки к этому старту. Радовался и за себя, что оказался в числе кандидатов на этот сложный полет и с успехом выдержал все испытания. Мы оба вместе с Борисом Вольтовым были готовы в любой момент заменить Георгия Тимофеевича и успешно справились бы с подобным же заданием. И хотя мы знали, что наш полет уже запланирован, состоится всего через несколько месяцев и будет он еще более сложным и интересным — все равно нам было тоскливо в этот день. Уж так устроен человек. Ему лучше синицу в руки, чем журавля в небе…

За окном автобуса расстилается бурая неприглядная степь. Порывы ветра гонят по ней охапки перекатиполя.

Береговой посматривает в окно и поеживается — видно, представляет, как сейчас выйдет на ветер и пойдет в своем легком костюме к подножию ракеты, со всех сторон обдуваемый холодом. Его теплозащитный костюм уже там, наверху. Бывает же так — все предусмотрено и продумано, а вот о теплой одежде на стартовой площадке не позаботились.

Набрасываю ему на плечи свою теплую куртку и шутя прошу:

— Только в космос с собой не бери, мне она еще пригодится, мой старт в январе…

Георгий Тимофеевич, выйдя из автобуса, быстрыми шагами направляется к председателю Государственной комиссии, докладывает о готовности к полету и, получив разрешение занять место в корабле, спешит к лифту.

Мы с Борисом провожаем его до трапа и смотрим, как быстро взбегает он по ступенькам вверх. Повернулся. Помахал рукой.

— Ни пуха ни пера! — кричит кто-то из провожающих.

— К черту, к черту, — откликается автоматически Береговой, и дверцы лифта скрывают его от наших глаз.

Через минуту он уже на верхней площадке перед открытым люком корабля. А мы с Борисом спешим к бункеру связи, откуда ведутся переговоры с командиром корабля и стартовиками. Там для нас уже приготовлены два кресла. Перед ними микрофоны. Мы раскрываем свои бортжурналы и начинаем минута за минутой следить, как Береговой в кабине корабля соблюдает строгий порядок осмотра, проводит подготовительные и контрольные операции по проверке систем корабля к старту.

Объявляется пятнадцатиминутная готовность. Все проверки закончены. Корабль к старту готов. Томительно тянутся несколько минут резервного времени, предусмотренные на тот случай, если вдруг пришлось бы повторить какую-нибудь операцию. Время старта выдерживается с абсолютной точностью. Рассчитанное баллистиками «стартовое окно» — то есть отрезок времени, необходимый для старта корабля, собирающегося встретиться в космосе со своим собратом — беспилотным кораблем, — допускает отклонения в ту или другую сторону в несколько секунд.

При большем отклонении в результате вращения Земли вокруг своей осп плоскость орбиты «Союза-3» может не совпасть с плоскостью орбиты беспилотного корабля, и тогда они или совсем не смогут встретиться, или для исправления допущенной ошибки придется потратить довольно много топлива. А ведь оно рассчитано до граммов — и на проведение сложных маневров на орбите, и для спуска на Землю.

Расчеты показывают, что при расхождении плоскости орбит двух кораблей всего на один градус потребуется истратить дополнительно 300 килограммов топлива. Земля же вращается со скоростью пятнадцать градусов в час. Отклонение в один градус происходит всего за четыре минуты…

Но все идет по программе. Ракета отрывается от стартового стола секунда в секунду.

Мы с Борисом слушаем доклады Берегового и переживаем старт вместе с ним. Не сомневаюсь, если бы на мне в этот момент были датчики, то медики получили бы те же данные, которые получали они и от Берегового.

Через девять минут получаем сообщение: «Прошло отделение, корабль на орбите!»

Для нас эго радостное сообщение служит сигналом о конце работы на командном пункте в Байконуре. Управление полетом космического корабля передается Центру управления в Евпатории.

Мы вышли из бункера, посмотрели еще раз на уже опустевшую стартовую площадку.

Сиротливо стоят широко разведенные фермы. Дымок еще поднимается над тем местом, где совсем недавно возвышалась красавица ракета.

После адского грохота, который буквально сотрясал землю Байконура, сейчас установилась необыкновенная тишина. Закрываю глаза — ну прямо как в сурдокамере — ни звука.

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 15

Чем лучше вживается в свою роль актер, тем лучше его игра и тем большим успехом он пользуется у зрителей. «Играй так, чтобы я не видел, что заучено», — говорил великий актер М. С. Щепкин, обращаясь к молодому коллеге. Нечто подобное слышим нередко и мы от своих учителейметодистов — они тоже требуют от нас такой игры,…

Часть 16

Готовился к старту «Союз-9». Чтобы хоть както отвлечь членов экипажа от предстоящей работы и дать возможность им хорошенько отдохнуть, была организована рыбалка. Отправились на зорьке большой компанией, вооружились отличными снастями, но рыба не ловилась, клев был плохой. И только командиру «Союза9» Андрияну Григорьевичу Николаеву повезло — к нему на крючок попалась огромная щука. Попытка снять…

Часть 17

Примерно за месяц до отлета из Звездного городка на Байконур в Центре проводится самая главная, заключительная, тренировка космонавтов. Эта последняя тренировка называется комплексной, потому что на ней проигрывается почти вся программа полета и бывают задействованы не только космонавты, но и все те службы, которые будут участвовать в обеспечении и руководстве предстоящим полетом. Эту тренировку можно…

Часть 18

Чувствовалась усталость. От долгого сидения в тренажере мои мышцы болели, как будто я все эти двое суток таскал на себе мешки с мукой. Я с напряжением ждал момента включения двигателя. Все время казалось, что меня снова испытывают в очередной «нештатной» ситуации и вот еще «заставили» и тормозной двигатель выйти из строя… Подумал, не пора ли…

Часть 19

На следующий день состоялась торжественная традиционная встреча космонавтов со стартовой командой космодрома — рабочими, техниками, инженерами, с теми, кто готовит космические корабли и ракеты к старту. Эта встреча напомнила мне свадьбу, когда большая и дружная семья отдает в жены свою любимую дочь. Родные и близкие «невесты» собрались посмотреть на «жениха», на того, кому доверяют свою…

Часть 21

Но времени для эмоций нет — спешим к автобусам, они ждут нас, чтобы отвезти на аэродром, а оттуда уже воздушным путем будем добираться до Центра управления полетом. Мы с Борисом продолжим свою работу главных операторов по связи с кораблем уже в Евпатории, через нас будут идти все переговоры с Береговым. За долгие месяцы подготовки к…

Часть 1

Георгий Тимофеевич Береговой, Борис Валентинович Волынов, Георгий Степанович Шонин и я принимали участие в подготовке к полетам по программе «Восход». Но успешное решение всех задач, поставленных перед «Восходом» и «Восходом2», а также отличные результаты при испытаниях нового космического корабля в беспилотном варианте не потребовали дополнительных запусков «Восходов» и позволили все внимание сосредоточить на новом корабле,…

Часть 12

Как же совершаются на Земле все эти чудеса? Комплексный тренажер, помимо макетакопии, включает в себя еще.электронновычислительный комплекс, пульт управления, за которым работают операторыметодисты, руководящие тренировками космонавтов и, наконец, большое количество имитационных устройств и приборов, которые и создают почти полную картину космического полета. В ЭВМ закладывается программа и логика работы всех систем, корабля. Машина управляет работой…

Часть 2

«Союз» учится летат Семь иллюминаторов «Союза» давали возможность вести с его борта самые разнообразные научные наблюдения, фотографировать поверхность и атмосферу Земли, Луну, Солнце, звезды и другие космические объекты. Состав научной аппаратуры мог меняться в зависимости от целей и задач полета. На новом корабле можно было установить даже большой мощный телескоп. Все это, вместе взятое, и…

Часть 13

Перед началом работы на тренажере мы подробно разбирали с методистами характерные особенности участка, все действия космонавта в кабине тренажера, определяли их последовательность. Потом методисты отвечали на наши вопросы, проверяли, хорошо ли мы поняли задание, и только после этого можно было занимать рабочее место на тренажере. Обычно тренировки продолжались непрерывно по 3 — 4 часа. Отрабатывались…

Все права защищены ©2006-2017. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru