Невероятно, но факт!

Часть 24

«Востоки» могли осуществлять только неуправляемый спуск по баллистической кривой — от этого и перегрузки были вдвое большими, и нагрев оболочки значительно сильнее, и пламя за бортом бушевало куда страшней!

Но и нам переживаний хватает. Напряженно ждем главного момента — раскрытия парашютной системы. Тянутся, тянутся секунды…

Наконец чувствуем сильный удар и ощущаем всплеск перегрузок — это сработали замки люка парашютной системы, и из него вырвался вытяжной парашют. Еще один удар — пошел тормозной парашют. Через несколько секунд новый удар, и всплеск перегрузок — раскрылся основной парашют. И тут перегрузки сразу ослабли, нас мотает из стороны в сторону. Аппарат начинает довольно быстро вращаться. Вращение замедляется, потом на секунду совсем прекращается и начинается снова, но в другую сторону… Понимаем — это закручиваются и раскручиваются стропы… Противный холодок пробегает по спине, но неприятное вращение скоро прекращается, и наш аппарат покачивается, как на волнах, посреди открытого моря. Мы вздыхаем с облегчением.

Открылись клапаны, и кабина заполняется свежим, удивительно «вкусным» земным воздухом.

Как быстро мы спускаемся, определить трудно. В иллюминаторах ничего не видно. Хотелось бы посмотреть на парашют, как он раскрыт, — но и его не видно, и приборов в кабине, фиксирующих скорость спуска, нет.

Если парашют плохо раскрылся и его тормозное действие недостаточно, автоматика должна сбросить его и раскрыть запасной… Она сделает это, когда приборы автоматического спуска зафиксируют более быстрый пролет «мерной базы», чем это предусмотрено программой.

И вот мы, каждый про себя, гадаем: «Прошли «мерную базу» или нет?» Вроде бы по расчетам должны пройти. Смены парашютов не происходит — значит, все идет «по штату». Парашютная система «Союза», усовершенствованная и проверенная в пробных пусках, работает отлично, надежно.

Вдруг какая-то неведомая сила плавно приподнимает нас вместе с нашими креслами над полом спускаемого аппарата. От неожиданности вздрагиваем, потом громко, нервно хохочем — это автоматически наши кресла встали на амортизаторы — при приземлении они смягчат удар. Мы совсем было забыли про эту систему, хотя могли и должны были «взвести» свои кресла сами, вручную, если бы в заданное время автоматика не выдала необходимой команды. Это заставило нас еще внимательнее сосредоточиться на контролировании прохождения всех других команд, отодвинув эмоции на второй план.

Слышим еще один хлопок за бортом — понимаем, это произошел сброс лобового экрана. Он принял на себя основной удар об атмосферу, защитил нас от бешеного воздушного потока, от тысячеградусной жары. Теперь он стал не нужен, и, чтобы облегчить работу парашюта, автоматика отбросила его в сторону.

Перед началом спуска Николай Петрович Каманин сообщил, что на месте приземления нас уже ждут. Снежный покров там довольно глубокий, и это тоже смягчит приземление. Ветер слабый, и особых неприятностей от него можно не ждать. Температура воздуха крайне низкая — минус 35 градусов.

Через закопченные стекла иллюминаторов наконец стала видна Земля. Я сразу узнал — пролетаем над районом Караганды. Двадцать пять лет назад я начал учиться в этом городе на летчика и вот снова возвращаюсь сюда, но уже в качестве космонавта.

Пытаюсь разглядеть и увидеть чтолибо знакомое. Вижу черные, припорошенные снегом терриконы, во все стороны тянулись ниточки электропередачи. Пролетаем над какимто населенным пунктом.


«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 19

Добрался до стыковочного узла, осмотрел его. И тут, сделав одно неосторожное движение, вдруг получил дополнительный импульс, и тело его начало заносить кудато в сторону, опрокидывать на спину. Я замер. Чтобы остановить вращение, силы одной руки Жене не хватало. Пришлось ему ухватиться за скобу двумя руками и напрячь всю свою волю, чтобы «погасить» вращательный импульс. Через…

Часть 20

На все эти дела ушло минут сорокпятьдесят, и вот мы снова заняли свои места в кабине спускаемого аппарата. С удовольствием посматриваю направо и на лево, на сидящих рядом друзей. До чего же уютно стало в корабле с их приходом! Искренне посочувствовал Борису — ведь он теперь в одиночестве будет заканчивать свой полет. В расчетное время…

Часть 21

Затем мы продолжили совместную работу. Теперь мне не приходилось суетиться, переключать свое внимание с одного дела на другое — все делили на троих, у каждого были свои четкие обязанности. Женя занялся навигационными измерениями, кино и фотосъемками Земли и атмосферных явлений, Алексей на правах бортинженера приступил к проверке систем корабля. Я приводил в порядок записи в…

Часть 22

Проснулись мы мгновенно, и даже не хотелось, как на Земле, «потянуться» и «поваляться еще чуток». «Выплыли» из своих мешков, проделали несколько упражнений с эспандерами, «умылись» и за работу — нужно было еще до связи с Землей привести в порядок отсеки, уложить все оборудование и снаряжение, которое подлежит возврату на Землю, изловить все плавающие по кабинам…

Часть 23

Волынов шлет нам по радио свой привет и желает мягкой посадки. Мы дружно кричим ему: «До встречи на родной Земле!» Он еще сутки будет находиться в космосе. Немного завидуем ему, для нас космическая эпопея уже заканчивается… Тормозной двигатель отработал положенное время и замолк. Снова наступила тишина. Снова вернулась невесомость. Стараемся понять — все ли у…

Часть 25

Переглянулись с ребятами — садиться на дома нам совсем не хотелось. Но… нам только казалось, что мы близко от Земли, высота была еще довольно приличной, и населенный пункт исчез из виду. Под нами широкая снежная равнина. Хрунов командует: «Приготовиться! Земля!» Мы успеваем сгруппироваться в креслах. Потом ощущаем крепкий удар. Сработали двигатели мягкой посадки… Я приподнял…

Часть 26

Расталкивая всех, к нам энергично пробирался какойто человек. «Наверное, журналист», — почемуто подумал я. И точно. Этот товарищ с ходу начал брать интервью. Но старший по группе поиска оттеснил журналиста: он спешил принять «космическое» имущество и отправить нас в Караганду. Как только мы заняли предназначенные нам места в вертолетах, пилоты подняли свои машины в воздух……

Часть 27

Когда наш самолет приземлился на Внуковском аэродроме и я вышел на верхнюю площадку самолетного трапа, увидел яркую красную ковровую дорожку, протянувшуюся от самолета до трибуны, на которой стояло множество людей, у меня даже в глазах потемнело и тело забило мелкой дрожью… Не помню уже, как мы спустились по трапу, как строем, печатая шаг, шли по…

Часть 11

Из полосы тени корабль вышел уже в южном полушарии. Прямой связи с нашими пунктами еще не было. Не скрою — я волновался в этот момент: как-то поведет себя в космосе настоящий корабль, будет ли он так же послушен моей воле, как был послушен комплексный тренажер на Земле? Взялся за ручку управления. По теневому индикатору определил…

Часть 28

Но в Центре в это время уже началась подготовка к следующему этапу испытаний кораблей «Союз» — уточнялась программа, формировались экипажи, составлялись программы занятий и тренировок. Товарищам, впервые готовящимся к полету, нужны были наша помощь, наш опыт. К тому же я был назначен начальником отдела подготовки экипажей космических кораблей «Союз». Забот прибавилось, и, отлично понимая всю…

Все права защищены ©2006-2022. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru. Карта сайта
 

Невероятно, но факт!