Невероятно, но факт!

Часть 3

Возможность выполнения стыковки с помощью ручного управления вызывала тогда много сомнений.

Многие сторонники автоматических систем считали, что человеку трудно будет справиться с быстро меняющейся обстановкой полета и отследить одновременно так много отклонений в самых разных направлениях.

Получив хорошую подготовку на тренажере, я был твердо убежден в успешном выполнении этих операций вручную. Мои товарищи были такого же мнения.

Мы считали, что космонавту значительно легче вручную состыковать корабли, чем быть беспристрастным контролером при автоматической системе, ожидая, «как бы чего не вышло», и быть готовым в любой момент взять управление на себя. Расход нервной энергии космонавта при автоматической стыковке настолько значителен, что никак себя оправдать не может.

Разговоры и споры на эту тему велись тогда почти до старта корабля. Руководители полета давали возможность и той и другой стороне доказывать свою правоту. И только когда они убедились, что наша четверка работает надежно и создается полная уверенность в успехе, приняли в споре нашу сторону. Нам было очень приятно, что и наш наставник генерал-полковник авиации Н. П. Каманин тоже поддержал нас. Вопрос о ручной стыковке был решен.

Не менее сложными оказались тренировки но отработке перехода двух космонавтов из корабля в корабль через открытый космос.

Схема перехода в принципе не так уж сложна. Но для того чтобы четко выполнить ее в космосе, Елисееву и Хрунову нужно было провести десятки и сотни тренировок на Земле.

Сначала всю операцию ребята проделывали на тренажере в обычных земных условиях. Потом тренажер перенесли в огромную барокамеру, где весь маневр перехода отрабатывался в условиях высокого разрежения воздуха, почти в вакууме. Такие тренировки прививали чувство напряженной ответственности за все действия в открытом космосе. Ведь хочешь этого или нет, но, тренируясь в обычных, «земных» условиях, постепенно привыкаешь к безнаказанности за отдельные оплошности и чувство опасности притупляется.

Но в космосе действует еще один немаловажный фактор — невесомость. Надо было провести тренировки и в условиях невесомости — на «летающих лабораториях».

Но невесомость в них может быть получена на короткое время — не более чем на 20—30 секунд. А ведь переход из корабля в корабль, по нашим расчетам, должен был занять не менее полутора часов. Вот и пришлось весь процесс перехода разбить на микроучастки и отрабатывать всю операцию маленькими порциями.

Сколько же раз должен был летчик «летающей лаборатории» набирать высоту, а потом бросать свою машину в пикирование, для того чтобы прошла только одна тренировка перехода в полном объеме!

Переход из корабля в корабль и работа в скафандре в открытом космосе могут имитироваться также и в стационарном бассейне, так называемом «бассейне гидроневесомости».

Но в гидроневесомости отрабатываются в основном операции, проводимые в скафандрах. Космонавт в скафандре уравновешивается грузом по отношению к воде и чувствует себя там как в невесомости. Но в воде нельзя учиться надевать скафандр. Это возможно только в «летающей лаборатории»…

Когда все программные тренировки и занятия были завершены, мы, как это принято при подготовке к космическим полетам, сдали экзамен. Экзаменом послужила комплексная тренировка — генеральная репетиция всего полета…

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 13

В мире тогда было неспокойно, полыхала война во Вьетнаме, никак не могли улечься страсти на Ближнем Востоке, газеты пестрели заголовками статей о гонке вооружений, западные журналисты запугивали мир сообщениями о созданных запасах атомного оружия, вполне достаточных, чтобы уничтожить все живое на Земле и даже саму Землю… «Наверное, так и будет выглядеть третья мировая война, если…

Часть 29

В состав экипажей первых двух «Союз-ов» — шестого и седьмого, включили наших бывших дублеров — Георгия Степановича Шонина и Валерия Николаевича Кубасова, Анатолия Васильевича Филипченко и Виктора Васильевича Горбатко, к последней паре добавили еще и третьего члена экипажа — бортинженера Владислава Николаевича Волкова. А экипаж восьмого «Союза» предложили составить из космонавтов, уже побывавших в космосе,…

Часть 14

Вопреки ожиданиям первая ночь в космосе прошла более или менее спокойно. Пользуясь тем, что в корабле всего один «пассажир», разместил свой спальный мешок так, чтобы ноги были ближе к потолку, а голова к центру тяжести корабля. Имевшийся уже опыт подсказывал — такое положение поможет оттоку крови от головы и облегчит мне жизнь. Будильник завел на…

Часть 30

Там же, на ЛеБурже, мы встретились со своими коллегами из США — астронавтами Джеймсом Макдивиттом, Дэвидом Скоттом и Расселом Швейкартом. Вскоре после нашего полета на кораблях «Союз-4» и «Союз-5» они совершили полет на «Аполлоне-IX». Американцы форсировали свою лунную программу и во что бы то ни стало хотели уже летом 1969 года высадить на поверхность Луны…

Часть 15

И вот новый урок географии — космический. Все смотрится совсем поиному. И кажется Земля совсем не такой уж огромной, какой представлялась она мне в детстве, во всяком случае, совсем не бесконечной. За какихнибудь полтора часа облетаю вокруг нее. Вижу горы почти такими же, как видел их на огромном рельефном глобусе. Подо мной мелькают страны, только…

Часть 31

Он утверждал, что она была «задумана не пытливыми умами ученых, а явилась прежде всего ответом на пять кошмарных лет, в течение которых русские шли неоспоримо впереди американцев в «космической гонке», что космическая программа США «была санкционирована президентом Джоном Кеннеди, потерпевшим двойное унижение, вопервых, в космосе и, вовторых, из-за позорной истории с бухтой Кочинос (попыткой интервенции…

Часть 16

… Когда до назначенного времени встречи оставалось около часа, я затеял генеральную уборку своего корабля. Быстро привел все в порядок и уже собрался покинуть орбитальный отсек, когда мелькнула прекрасная мысль встретить друзей какимнибудь сюрпризом. На Земле о ритуале встречи не подумали — на тренировках «встречаться» приходилось множество раз, мы тогда просто работали, и о торжествах…

Часть 32

Испытания проводились с максимально возможной имитацией режима работы и условий полета по программе высадки астронавтов на Луну. И хотя во время этого полета было зарегистрировано почти 150 неполадок и отклонений от расчетных режимов, тем не менее его оценка в целом была высокой. Существенным недостатком полета считалось недомогание Швейкарта (его мучила рвота, из-за нее был отменен…

Часть 17

Включаю систему ручного управления. Волнуюсь — еще бы, впервые в космосе должна произойти стыковка двух пилотируемых кораблей! Почти автоматически действую ручками управления. Работают двигатели, в перископ ясно вижу, как на меня наползает «Союз-5». Все время переговариваемся по радио. Борис Волынов подтверждает — корабли сближаются с заданной скоростью. Расстояние — 100 метров, через двадцать секунд оно…

Часть 33

Затем начался самый главный эксперимент — отделение лунной кабины от основного блока и ее автономный полет по орбите сближения с Луной. С высоты в 15 километров астронавты осматривали поверхность Луны и оценивали районы, выбранные для высадки лунной экспедиции. Все шло по плану. Стаффорд уже включил вспомогательные двигатели взлетной ступени лунной кабины, чтобы отделить ее от…

Все права защищены ©2006-2020. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru