Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 11

Перед участниками экспедиции на корабле «Союз-9» ставилась главная цель — получить всесторонние данные о воздействии на человеческий организм более длительной невесомости, чем подвергались космонавты в полетах до сих пор. А также и необходимые материалы для дальнейшего совершенствования систем жизнеобеспечения космических кораблей и будущих орбитальных станций.

Полет корабля «Союз-9» планировался на 18 суток. До 1 июня 1970 года максимальной продолжительности полета достигли американские астронавты Френк Борман и Джеймс Ловелл. На своем «Джемини-7» они пробыли в космосе 14 суток. Мы не располагали точными данными о результатах этого полета. Знали, да и то не так уж твердо, что самочувствие астронавтов после возвращения их на Землю было далеким от нормы. Особенно тяжело перенес переход от невесомости к перегрузкам при спуске с орбиты Джеймс Ловелл.

И все же наши медики считали, что две недели — это не предел длительности пилотируемого полета, что возможны полеты и более продолжительные, конечно, если принять определенные профилактические меры.

Для участников длительных полетов были разработаны специальные нагрузочные костюмы. Составлены комплексы физических упражнений, которые должны были поддерживать нормальное физическое состояние и высокую их работоспособность. А главное — обеспечить необходимую устойчивость организма к нежелательным воздействиям значительных перегрузок при спуске с орбиты, возникающих сразу же после длительного пребывания в невесомости.

В орбитальном отсеке корабля «Союз-9» была оборудована гимнастическая площадка с двумя амортизаторами и специальным жилетом. Эта система (жилет — амортизаторы) позволяла создавать нагрузку на корпус человека порядка 20—40 килограммов. В режим дня космонавтов включались обязательные двухчасовые занятия физическими упражнениями.

В отсеках корабля устанавливались дополнительные фиксирующие устройства для закрепления космонавтов в положении стоя, сидя, лежа, что создавало большие удобства и для работы и для отдыха экипажа.

Волновало медиков и то, как лучше в космосе использовать свободное от работы и сна время. Отбирались книги, наборы открыток и фотографий, магнитофонные пленки с записями любимых музыкальных произведений.

Были сконструированы даже специальные шахматы, фигуры которых, свободно передвигаясь по доске, тем не менее не могли отделяться от нее, чтобы не растеряться в невесомости.

Кстати, во время полета Николаева и Севастьянова был впервые проведен шахматный матч: «Космос — Земля». За «космос» играли Андриян Николаев и Виталий Севастьянов, а за «Землю» — Николай Петрович Каманин и Виктор Васильевич Горбатко. «Главным арбитром» матча вызвался быть Валерий Быковский. Шахматный матч закончился мирно — арбитр зафиксировал ничью.

Много хлопот руководителям полета доставляла организация питания космонавтов на борту корабля. Если в предыдущих полетах можно было ограничиться «сухомяткой», то в длительном полете обойтись без горячей пищи было уже совершенно невозможно.

Пришлось на борту корабля «Союз-9» установить специальный нагревательный прибор, и космонавты получили возможность по утрам пить горячий кофе, чай или какао, а за обедом иметь на первое горячее блюдо.

Много вопросов поставили перед руководителями полета гигиенисты — как будут космонавты в полете бриться, стричь ногти, избавляться от пыли и мусора? И т. д. и т. п.

Разрабатывалась специальная конструкция пылесоса для уборки станции, электробритвы с отсосом срезаемых волос (правда, потом оказалось, что в полете космонавты предпочитали бриться все же безопасными бритвами с использованием специальной пасты для бритья) и т. д. Короче говоря, новых проблем вставало более чем достаточно.

В полете космонавты выполнили большую научную работу. Они фотографировали различные атмосферные образования, снежный и ледовый покровы Земли.

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 14

Честный, добросовестный, предельно откровенный и очень общительный, он сразу полюбился нам и органично влился в наш маленький коллектив. После двух-трех тренировок мы все трое уже понимали друг друга с полуслова, а еще через некоторое время и вообще обходились без слов, только обменивались выразительными взглядами… Нам предстояло хорошо изучить не только модифицированный корабль «Союз», но и…

Часть 15

На партийном собрании космонавтов и тружеников космодрома мы с Алексеем и другими нашими товарищами рассказывали о работе XXIV съезда партии, о его исторических решениях. Привычная деловая обстановка космодрома сразу заставила нас перейти на жесткий предстартовый режим. Появились вновь марлевые повязки на лицах всех тех, кто нас окружал. Контакты со специалистами были сведены к необходимому минимуму….

Часть 16

Рисковать не стали, да и хотели проверить потщательнее — почему так произошло с мачтой? На другой день старт корабля состоялся секунда в секунду. Ракета пошла вверх, и уже ничто не могло ее остановить. В третий раз переживал я старт в космос. Чувствовал себя уверенно. Не сомневался в надежности нашей космической техники. Верил в товарищей по…

Часть 17

Мы доложили на Землю о выполнении первой части нашего задания и приступили к работе по второй части — проверили состояние соединительных цепей, всех рабочих систем станции. Экипаж наш работал собранно, слаженно, напряженно, мы с Алексеем старались облегчить работу Николая Николаевича, пытались освободить его от выполнения некоторых операций. Он быстро разгадал нашу хитрость. — Что вы…

Часть 18

Свечение за бортом усиливается, теперь мы видим настоящее пламя, но это горит уже теплозащитная обшивка корабля. Наверное, со стороны наш спускаемый аппарат похож сейчас на летящий болид. Перегрузки усиливаются. Дышать становится трудно. Вокруг что-то шипит, гудит, аппарат наш дрожит, на стеклах иллюминаторов играют оранжево-красные отблески пламени. Впечатление куда более сильное, чем в момент дневного спуска…

Часть 19

Георгий Тимофеевич Добровольский — летчик-истребитель. Перед приходом в отряд космонавтов был начальником политотдела авиационного полка. Прекрасно знал свое дело, умел общаться с людьми, был требовательным и серьезным начальником. В отряд мы пришли с ним одновременно. Вместе проходили медицинскую комиссию. Вместе приступили к занятиям. Вместе прыгали с парашютом и сдавали зачеты по летной подготовке. Георгий очень…

Часть 1

Летом и осенью 1969 года у нас в Звездном и на космодроме Байконур шла усиленная подготовка к последовательным стартам трех кораблей «Союз». 11 октября мы проводили в космос Шонина и Кубасова. На следующий день стартовали Филипченко, Волков и Горбатко. Особенно все радовались за Виктора Горбатко. Он был «последним из могикан» — из тех, кто пришел…

Часть 13

Были усовершенствованы нагрузочные костюмы «Пингвин», которые очень полюбились космонавтам. В этих костюмах они не только работали «днем», но и спали «ночью». Особые приборы — электростимуляторы с помощью слабых электроимпульсов заставляли сокращаться различные группы мышц и тем самым поддерживать их высокий тонус. Был создан и такой агрегат, как «вакуумная емкость», который вызывал отток крови от головы…

Часть 2

И вот старт! Отрабатывают двигатели первой, а затем и второй ступени. Пауза мне кажется значительно короче, чем в первом полете, и снова нарастают перегрузки. Третья ступень выводит нас на орбиту… Следим за открытием панелей солнечных батарей, антенн. Корабль приводится в рабочее состояние. Нас поздравляют с выходом на орбиту, и сразу же мы слышим голоса друзей….

Часть 3

Наиболее сложным этапом было осуществление сближения в полосе тени Земли. Однако световые маяки позволяли нам хорошо контролировать расстояние между кораблями. Дальность их видимости оказалась гораздо большей, чем видимость корабля на освещенной части Земли, особенно на пестром фоне поверхности нашей планеты. Надо сказать, что день 14 октября был самым сложным и трудным в нашем полете, заполненным…

Все права защищены ©2006-2017. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru