Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 20

Возвратиться к привычной работе в училище? Это обещало мне спокойную жизнь. Но я совсем не хотел такой жизни и обратился с просьбой направить в любую строевую часть. Мне предложили на выбор должности помощника командира полка по воздушно-стрелковой подготовке, штурмана полка и заместителя командира эскадрильи. Выбрал последнее, так как считал, что хоть и окончил академию, но практического опыта командования авиационными подразделениями у меня еще не было, а начинать службу в строевом полку лучше с меньшего. Да и пока не мог я считать себя зрелым летчиком — боевое применение современной авиационной техники освоил далеко еще не в совершенстве.

Пожалуй, больше всего в тот момент я был обрадован месячным отпуском, который мог провести вместе с семьей. Я так скучал по дому, по Музе и Игорьку…

Месяц пролетел как один день, и вот я еду в часть. Еду и волнуюсь, как-то встретят меня на новом месте?

— Товарищ полковник! — докладываю командиру. — Капитан Шаталов прибыл для дальнейшего прохождения службы!

Полковник Кныш был очень занят и направил меня к комэску — капитану Токареву.

После традиционных вопросов — откуда, где раньше служил, есть ли семья, он перешел к главным:

— Когда летал в последний раз?

— Давно, год назад.

— Какой налет в сложных метеоусловиях?

— Еще не летал…

— А ночью?..

— Тоже не летал…

— Воздушный бой в составе эскадрильи вел?

— Нет, не приходилось, больше одиночно или парой…

— Да, не густо, а еще «академик»!.. У меня командиры звеньев все летают и днем и ночью, в любых условиях. Как ты эскадрильей-то командовать будешь?

Конечно, я понимал, что комэск прав, я для него не подарок. Но такое меня зло взяло и на него и на себя, что не сдержался и сам перешел в атаку:

— Как командовать буду? А вы на что? Все от вас будет зависеть, дадите летать — быстро наверстаю упущенное. А командовать сумею, не беспокойтесь!

— А я не беспокоюсь, — спокойно отпарировал комэск, — не справишься — откомандирую. Летать тебе, конечно, дам, летай на здоровье… Сам планировать полеты будешь, — и, спохватившись, спросил: — Слушай, а ты когда-нибудь планировал полеты?

И опять пришлось коротко ответить — «нет».

Я понимал, что будет трудно на первых порах. Однако не терял уверенности в своих силах. Но комэск, по-видимому, не разделял моей уверенности. Я постоянно ощущал какой-то холодок в наших отношениях. А главное, он не проявлял большого желания немедленно помочь мне в летной практике. Каждый день находилась какая-нибудь причина, влияющая на мой вылет. То комэск был занят, то комиссия принимала у летчиков экзамен на классность, то еще что-нибудь в этом роде.

Конечно, я не тратил времени даром — познакомился со всеми летчиками и командирами звеньев — сначала заочно, по их личным делам и летным книжкам. Потом с каждым в отдельности. Присмотрелся к работе комэска, к тому, как он планирует полеты. Попробовал составить для себя плановую таблицу на ближайший летный день. Но Токареву показать ее постеснялся… Повторил материальную часть МиГ15, сдал все зачеты и экзамен по району полетов. Посидел в кабине самолета и перепробовал все, что только можно было попробовать на ощупь. Но… до полетов дело не доходило.

Сколько это может продолжаться, вечность? Наверное, так, если я сам не предприму каких-либо решительных мер. И я их предпринял… Пошел к комэску и выложил ему все начистоту. А в заключение разговора «подвел черту» — или я приступаю к полетам, или иду к командиру полка и прошу его направить меня туда, где я буду более нужен.

На следующий день Токарев запланировал мой первый вылет.

Я понимал, что держу, пожалуй, один из самых важных экзаменов в своей жизни. От того, как сдам его, зависело все — и взаимоотношения с начальством, и положение в эскадрилье, и вообще — служить или не служить мне дальше в этой части.

МиГ15 я знал хорошо, сам вывозил на нем курсантов и добрым словом помянул училище. В полете выложился до предела, постарался показать все, на что был способен — слетал так, как в свои лучшие годы инструктором.

— Ну что ж, неплохо! — только и сказал мне Токарев. — Еще пару полетов, а там давай самостоятельно…

Я почувствовал, что обстановка сразу изменилась к лучшему. Совсем другой тон, простые дружеские слова…

Слетали еще раз. И еще. И вот, когда мы в очередной раз посадили «спарку», комэск вдруг говорит мне:

— Вон, видишь, стоит МиГ17, садись — и лети! Я подумал, что ослышался.

— Как, прямо так и лететь?

— А ты что, сомневаешься?

— Да нет, я готов.

— Ну и лети!

Забрался в кабину МиГа, вырулил на старт. Запросил разрешение на взлет.

Полет по кругу выполнил спокойно, уверенно. Просто самому понравилось. Посадку произвел безукоризненно. Даже полковник Кныш похвалил. Он в тот день руководил полетами. Похвалил сдержанно, но искренне. Токарев радовался за меня более откровенно. Он поверил в меня окончательно. Вечером мы с ним уже обсуждали программу полетов на неделю.

Я показал комэску свои наброски — он одобрил их, сделал несколько замечаний и дал «добро» — «планируй сам, а то без заместителя я свои командирские дела запустил!»

С этого момента все изменилось. И я успокоился. И начальство мое тоже.

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 24

Прибыл, доложил начальству. Мне показали кабинет, где сидело еще несколько человек, выделили стол, навалили на него кучу папок и сказали — знакомься с делами: тут отчеты, различные приказы, инструкции, методические разработки, всевозможные анализы, анкеты и т. д. и т. п. Ну, думаю, очень интересная эта новая «бумажная техника», боевая и современная… Но долго бумагами заниматься…

Часть 25

Мне предстояло освоить новые тактические приемы применения этого самолета: незаметный подход к цели на малой высоте, когда тебя никто не ждет и не может засечь локатор, прицельную стрельбу и бомбометание, а затем и уход от цели с тем, чтобы никто тебя не смог перехватить. К первому вылету готовился тщательно. Хорошо изучил материальную часть. В этом…

Часть 26

Думать я не стал. Рапорт написал в этом же кабинете. Решение мое было твердым, ни одной минуты в дальнейшем я не сомневался в правильности принятого решения. «Даже если у меня один шанс из тысячи — я буду пытаться использовать и этот шанс». Нас вызвали на окружную медицинскую комиссию. Из дюжины здоровых парней она отобрала только…

Часть 27

Гагарин! В растерянности минуту стояли и не знали, что делать, как себя вести. Я только успел подумать, что еще не знаю, попаду ли в отряд, но одна моя мечта уже сбылась — вижу Гагарина, он стоит совсем близко, даже могу поговорить с ним. Юрий Алексеевич понял наше состояние и первым нарушил затянувшуюся паузу: — Что,…

Часть 21

Честно говоря, меня поначалу волновала перспектива моих отношений с командирами звеньев. Я понимал, что среди них могут быть и обиженные — подготовлены они лучше меня и класс имеют более высокий. Правда, у них нет за плечами академии, но ведь она для такой должности и не имеет большого значения. Но беспокойство мое было напрасным. Очень скоро…

Часть 22

1969. Группа курсантов, бывших «спецов», перед первыми само-стоятельными полетами. С Григорием Афанасьевичем мы были уже знакомы, и встретил он меня довольно приветливо. Рассказал о своем полке, потом мы вместе совершили пробный вылет. Командир полка лично хотел удостовериться в моих способностях управлять современной боевой техникой. А затем сам повел меня знакомить с эскадрильей. Народ в эскадрилье,…

Часть 23

1949. Руководство полетами в какойто мере напоминало мне игру в шахматы. Только игровым полем была не доска, а все небо, вместо чернобелых клеточек — зоны, где «работали» самолеты. И время измерялось не минутами, а секундами, даже порой долями секунды. Просчет и ошибка шахматиста ограничивались потерей фигуры, самая грубая вела к проигрышу партии. Ошибка же руководителя…

Часть 1

Мечте на встречу Отец был для меня высшим авторитетом. Я любил и уважал его. Уважал за строгость и доброту, за честность и справедливость. Он был великий труженик и большой мастер. Дома в редкие свободные минуты всегда чтонибудь ремонтировал, строил, изобретал. Когда группа энтузиастов увлеклась постройкой аэросаней, отец немедленно включился в их работу и даже пожертвовал…

Часть 12

В УТ2 связи между инструктором и курсантом нет, и я не мог спросить Володю, в чем дело и почему кран в верхнем положении. Пытался кричать, но Володя ничего так и не услышал. Помня строгое указание инструктора — ничего руками не трогать, я даже не пытался притронуться к этой злосчастной рукоятке, хотя в данном случае мое…

Часть 2

Как только было получено сообщение о гибели «Челюскина», Советское правительство создало специальную комиссию. Десятки спасательных групп устремились на Север, на помощь челюскинцам. К ним летели самолеты, пробивались сквозь льды корабли, мчались оленьи и собачьи упряжки. Каждый день газеты и радио сообщали о их продвижении к цели. Судьба челюскинцев меня волновала поособому — как же, ведь…

Все права защищены ©2006-2017. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru