Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 18

Итак, я остался в училище. Однако командование повидимому, учло мое стремление к изучению новой техники и отправило вместе с Иваном Савченко на курсы переподготовки инструкторов для освоения полетов на реактивных машинах: в училище вводился новый курс, и уже новенькие МиГи стояли у нас на аэродроме. Это немножко скрасило мои огорчения.

Через два месяца мы вернулись в училище и вместе с Савченко приступили к обучению курсантов полетам на МиГ15, лучшем для того времени реактивном истребителе мира.

И опять мы учили курсантов и сами учились. Впервые приходилось отрабатывать на реактивном самолете и высший пилотаж, и полеты в паре, звеном, и ведение воздушного боя, и стрельбы по разным целям…

Тут все было новое. Скорости под тысячу километров в час — недостижимые для поршневых машин. Система герметизации кабины летчика, позволяющая подниматься на незнакомую нам высоту. Совсем иная система управления. Появился бустер, без которого при выполнении разворотов на больших скоростях знакомую всем ручку управления самолетом сдвинуть с места было бы просто невозможно. А сколько приборов на щитке прибавилось!

Но учили мы курсантов по старинке, механически перенося опыт работы, приобретенный на поршневых самолетах. А ведь техника качественно изменилась, повысились боевые возможности самолета, возросли скорость, маневренность, потолок, увеличилась дальность полета. Нужно было совершенствовать тактику, способы боевого применения. Знаний же не хватало. Жить старым багажом было уже нельзя. Чтобы учить других, нужно было учиться прежде всего самому. Настоящие новые знания можно приобрести только в Военновоздушной академии. И я решил во что бы то ни стало добиваться права поступления в эту академию.

Весной 1952 года вместе со своим другом Иваном Савченко мы подали рапорт о желании поступить в академию. Группу курсантов мы подготовили хорошо, и начальство в виде поощрения нам не препятствовало и даже дало месяц отпуска для подготовки к экзаменам.

Месяц пролетел незаметно, и вот мы прибыли в подмосковный город Монино. Не успели переступить порог академии, как были ошарашены огромным скоплением людей, ожидающих начала экзаменов. Но окончательно сразило нас не столько количество, сколько их внешний вид — все капитаны, майоры, подполковники и даже полковники. И у каждого грудь в орденах и медалях. Были даже Герои Советского Союза!

А мы с Савченко — старшие лейтенанты, а из наград — одна медаль «XXX лет Советской Армии».

Наша группа лейтенанто, в держалась особняком. Устроились в общей комнате и всюду ходили вместе. Скоро среди нас начались брожения, распространялись панические слухи — кто говорил, что нас, лейтенантов, вообще не допустят к экзаменам, кто утверждал, что участники войны пойдут вне конкурса и нам ни одного места не достанется.

Появились «дезертиры». Ежедневно мы недосчитывались в своей компании то одного, то другого будущего «академика». Но мы с Савченко решили держаться до конца. Находили укромное местечко где-нибудь под трибунами академического стадиона и учили, учили, учили… Над нами даже посмеиваться стали — одержимые…

Первый экзамен — сочинение. Тема свободная — не помню точно, но что-то вроде строчки из песни — «Как невесту, Родину мы любим, бережем, как ласковую мать».

Все внимание сосредоточил на том, чтобы сделать как можно меньше ошибок. Старался писать короткими фразами, подбирал слова попроще. Закончил раньше всех. Все мое сочинение уместилось на четырех страничках. Маловато, конечно. Да и по содержанию довольно серенько. Но было уже поздно.

Потихоньку дал проверить Савченко — нет ли ошибок? Он прочитал мое сочинение, я — его. Вышли во двор с таким чувством, что провалились — честно говоря, ни мне, ни Ивану наши творения не понравились.

Через три дня построили всех будущих «академиков» и зачитали списки допущенных до устного экзамена по русскому языку и литературе. К великой нашей радости, мы с Иваном оказались в их числе. А общий состав претендентов сократился сразу более чем наполовину…

На устном экзаменаторы «гоняли» меня очень долго. Но я стойко держался и на все вопросы отвечал вполне прилично.

— Что же это вы, — говорит мне один из экзаменаторов, — материал знаете отлично, а сочинение написали весьма слабо?

— Очень боялся наделать ошибок, вот и писал попроще, — честно признался я.

— Ваше счастье — выводим среднюю за оба экзамена: три за сочинение, пять за устный ответ, а в итоге — четыре!

Следующий экзамен — математика. Вернее, четыре экзамена подряд. Два письменных, два устных.

Математику я любил, подготовился к ней хорошо, на экзамене чувствовал себя очень уверенно. Получил четыре пятерки, жалел только, что в итог выводили всего одну. Но настроение с каждым днем стало повышаться. Претендентов становилось меньше и меньше.

На пятерки сдали мы с Савченко все остальные общеобразовательные дисциплины. Отлично справились и со специальными предметами.

Теперь все зависело от решения приемной комиссии, но его нам пока не объявили, а отправили всех по частям с «ободряющим» напутствием — ждите! Ох уж эти мне ожидания…

Как прошел этот долгий месяц — трудно вспомнить. Только показался мне он не месяцем, а целым годом…

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 24

Прибыл, доложил начальству. Мне показали кабинет, где сидело еще несколько человек, выделили стол, навалили на него кучу папок и сказали — знакомься с делами: тут отчеты, различные приказы, инструкции, методические разработки, всевозможные анализы, анкеты и т. д. и т. п. Ну, думаю, очень интересная эта новая «бумажная техника», боевая и современная… Но долго бумагами заниматься…

Часть 25

Мне предстояло освоить новые тактические приемы применения этого самолета: незаметный подход к цели на малой высоте, когда тебя никто не ждет и не может засечь локатор, прицельную стрельбу и бомбометание, а затем и уход от цели с тем, чтобы никто тебя не смог перехватить. К первому вылету готовился тщательно. Хорошо изучил материальную часть. В этом…

Часть 26

Думать я не стал. Рапорт написал в этом же кабинете. Решение мое было твердым, ни одной минуты в дальнейшем я не сомневался в правильности принятого решения. «Даже если у меня один шанс из тысячи — я буду пытаться использовать и этот шанс». Нас вызвали на окружную медицинскую комиссию. Из дюжины здоровых парней она отобрала только…

Часть 27

Гагарин! В растерянности минуту стояли и не знали, что делать, как себя вести. Я только успел подумать, что еще не знаю, попаду ли в отряд, но одна моя мечта уже сбылась — вижу Гагарина, он стоит совсем близко, даже могу поговорить с ним. Юрий Алексеевич понял наше состояние и первым нарушил затянувшуюся паузу: — Что,…

Часть 21

Честно говоря, меня поначалу волновала перспектива моих отношений с командирами звеньев. Я понимал, что среди них могут быть и обиженные — подготовлены они лучше меня и класс имеют более высокий. Правда, у них нет за плечами академии, но ведь она для такой должности и не имеет большого значения. Но беспокойство мое было напрасным. Очень скоро…

Часть 22

1969. Группа курсантов, бывших «спецов», перед первыми само-стоятельными полетами. С Григорием Афанасьевичем мы были уже знакомы, и встретил он меня довольно приветливо. Рассказал о своем полке, потом мы вместе совершили пробный вылет. Командир полка лично хотел удостовериться в моих способностях управлять современной боевой техникой. А затем сам повел меня знакомить с эскадрильей. Народ в эскадрилье,…

Часть 23

1949. Руководство полетами в какойто мере напоминало мне игру в шахматы. Только игровым полем была не доска, а все небо, вместо чернобелых клеточек — зоны, где «работали» самолеты. И время измерялось не минутами, а секундами, даже порой долями секунды. Просчет и ошибка шахматиста ограничивались потерей фигуры, самая грубая вела к проигрышу партии. Ошибка же руководителя…

Часть 1

Мечте на встречу Отец был для меня высшим авторитетом. Я любил и уважал его. Уважал за строгость и доброту, за честность и справедливость. Он был великий труженик и большой мастер. Дома в редкие свободные минуты всегда чтонибудь ремонтировал, строил, изобретал. Когда группа энтузиастов увлеклась постройкой аэросаней, отец немедленно включился в их работу и даже пожертвовал…

Часть 12

В УТ2 связи между инструктором и курсантом нет, и я не мог спросить Володю, в чем дело и почему кран в верхнем положении. Пытался кричать, но Володя ничего так и не услышал. Помня строгое указание инструктора — ничего руками не трогать, я даже не пытался притронуться к этой злосчастной рукоятке, хотя в данном случае мое…

Часть 2

Как только было получено сообщение о гибели «Челюскина», Советское правительство создало специальную комиссию. Десятки спасательных групп устремились на Север, на помощь челюскинцам. К ним летели самолеты, пробивались сквозь льды корабли, мчались оленьи и собачьи упряжки. Каждый день газеты и радио сообщали о их продвижении к цели. Судьба челюскинцев меня волновала поособому — как же, ведь…

Все права защищены ©2006-2017. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru