Невероятно, но факт!

Земляника

Первая, самая первая — по берегам оврагов, на теплых солнечных закрайках, манящая — поспевает ягода. Еще белые цветики с желтыми глазками радостно светятся в траве, а можно уже найти крупную сочно-красную земляничину на заветном бугорочке под корежистой березой. Так и этак склонишься над ней, глотая слюну, но срывать не спешишь. Чудо да и только! Еще никто не видел, никто не знает, что земляника поспела, а ты видишь ее над мохнатеньким резным листочком, в глазах у тебя рябит, поэтому кажется, поэтому верится: ты — самый счастливый из всех мальчишек! Можно бы и не срывать эту ягоду, чтобы завтра снова ее найти, — а вдруг кто-нибудь другой сорвет! Чур, моя! Чур, самая первая — моя, вот в чем особенная сладость! Листочек-розеточку найду, лучистую земляничину, согревая дыханьем, на этом листе домой принесу и покажу маме, надеясь, что похвалит, что, как однажды, скажет: «Я тоже нашла, — и подаст мне букетик земляники. — Твоя доля, другие полакомились уже». — «Где так много?! Где ты, мама, нашла? Никому не говори, только мне шепни». — «Жадный какой. Ягоды для всех одинаково растут, — скажет она. — Нынче на залежах уйма выкраснится».

На залежах… Это я знаю, где залежи, — старая пахота, задернило ее, вот на таком удобье и разрослась земляника. Деревенские дети всё знают, иногда кажется, они родились с этим знанием: что и где растет, чем каждое поле, каждый перелесок примечательны, чем одарить могут. Прибежишь — а не ты первый. Там самые маленькие уже ползают на четвереньках, отыскивая землянику в траве. Я и сейчас помню, где и какие попадались грибы, ягоды. Под какой сосной маслята стайками таились в траве, под какой березой вызревали самые сладкие ягоды.

Почему-то про залежи в гороховском поле впервые вспомнилось. На взгорке за грядой белоствольных берез (давно-то у них розовые стволы были) мужики луговину конными плугами распахали, а потом ее опять задернило — вот там богатый земляничник и разросся. После войны пришло время запахивать его. Бригадир назначил меня в прицепщики: «Невелик работник, а на плуге-то посидит, — объяснял он матери. — Пусть к технике привыкает».

Серьезную работу доверили мне. Сидел я в железном кресле, на поворотах дергал рычаги, чтобы поднялся, высвободился плуг, да иногда большущее колесо крутил для соблюдения пахотной глубины. И на тракториста все поглядывал: доволен ли он плугарем?

Спелая подвяленная земляника все время мелькала в траве, с криками «ой!» выпрыгивала на гребень переворачивающегося пласта и навсегда исчезала. А колесник с блестящими шпорами на огромных колесах довольнехонько рокотал. В ночную смену работалось не очень весело. Всю ночь ползал неутомимый трактор взад-вперед, словно тракторист-подросток Валька Крутиков не знал, как его остановить.

На заре меня все-таки сморило, сколь ни бодрился. Уснул, значит, крепким сном в покачивающемся сиденье — вижу, будто бы тайно выключаю на некоторое время плуг посередине поля, чтобы пропуски получались и сохранялся приманчивый ягодник: мол, потом, когда все ягоды будут собраны, сам по осени вскопаю лопатой это место. Такое, на всякий случай, во сне и придумалось оправдание. Но кто-то закричал надо мной, со всего маху врезал по спине кнутовищем. Я вскрикнул — очнулся, но не сразу сообразил, что лежу под кустом в теплой постели из березовых листьев, а Валька сидит рядом, пестиком из лутохи толчет ягоды в берестяном тюрике — землянику, сладкую, как мед, даже слаще меда, готовит к раннему завтраку. Когда он успел столько земляники насобирать? Еще и меня подхваливает: «Молодец, догадался. Как ты в темноте-то углядел, плуг вовремя выключил, когда наехали на каменюку?»

Ничего я не видел, никакой каменюка вроде бы не попадался, все время только земляника краснела — и наяву и во сне.

«Ну, проснулся, плугарь? Насовсем проснулся? Тогда ешь толченку, да пахать надо пока по холодку».

С этой розовой ароматной толченкой липовые лепешки еще вкуснее показались. Никогда больше такого завтрака у меня не было. И не будет. Потому что нет уже Малого Гюкова. И малотюковские поля в одну “огромную полосу распаханы. На всей полосе единственный пропуск оставлен в том самом месте, где зимой сваливают удобрения: фосфорные, калийные и еще какие-то. Деревни уже нет, земляника в полях не растет, а только на вырубках. Но мне кажется, есть у лесных ягод привкус какой-то особенный, как будто бы они солоноваты и пригарчивают, дымом от них пахнет. Дымом давних пожарищ.

М. Базанков

Атмосфера

Представьте себе, что вы космонавты, которым предстоит исследовать атмосферу неизвестной планеты. Что в первую очередь должно вас интересовать? Пригоден ли воздух данной планеты для дыхания. А для дыхания, как известно, нужен кислород. Атмосферы имеются у многих планет Солнечной системы. Но их химический состав довольно сильно отличается от состава газовой оболочки Земли. Атмосфера нашей ближайшей соседки…

Самый точный прибор (I)

Академик Н. И. Вавилов во время своих кавказских путешествий был поражен видовым разнообразием дикорастущей флоры. Нигде больше он не встречал такого обилия сортов и среди культурных растений. Вавилов даже предположил, что горные районы являются настоящими очагами возникновения новых видов растений. Но ведь горные зоны славятся и своими полезными ископаемыми, особенно рудами. Нет ли здесь связи?…

Карадаг (II)

Она задумалась, а потом твердо произнесла: «Когда я вырасту, то обязательно стану геологом и буду собирать камни. Хоть это и опасно, но зато здорово интересно». — «Только правильно говорить не «камни», а «минералы и горные породы», — поправил я. Девочка рассказала мне, что уже нашла несколько красивых камешков на пляже в Коктебеле, но не знает,…

Штурм стратосферы

Первыми людьми, достигнувшими стратосферы, считают немецких исследователей Берсона и Зюринга. 31 июля 1901 года аэростат «Пруссия» поднял их на высоту 10 800 метров. Путешествие едва не закончилось трагически. Полет проходил в открытой гондоле. Холодное дыхание стратосферы буквально обожгло аэронавтов. На высоте 10 000 метров они почувствовали сильнейшую усталость и потеряли сознание. Лишь после того как…

Самый точный прибор (II)

Наверное, среди всех составных частей природы не найдется такою четкого показателя среды, как Аастения. И это не случайно. Они как бы являются проводником, связующим звеном между Землей и космосом. Еще древние ученые рассматривали наш мир как взаимодействие четырех стихий: воды, земли, воздуха и огня. Если посмотреть на живую природу, то оказывается, что только растения живут…

Карадаг (III)

Какое наслаждение в тридцатиградусную жару окунуться в зеленовато-голубую, похожую на аквамарин, прохладную черноморскую воду, а потом поплыть навстречу волнам. Накупавшись, девчонки и мальчишки разбрелись по пляжу в поисках ферлямпиксов (местное название халцедонов, мраморов и других минералов, превратившихся в гальку), а я, растянувшись под тентом, задремал. Но долго спать мне не пришлось. Со всех сторон ко…

Воздушные оболочки земли

Резкий, напоминающий о близости космического пространства холод, встретивший первых исследователей стратосферы, неожиданно сменился потеплением. Но затем, начиная с высоты приблизительно шестьдесят километров, температура воздуха стала опять понижаться, хотя и не столь стремительно, как это происходило на первых десяти километрах от уровня моря. Это означало, что за стратосферой следует еще одна воздушная оболочка с еще более…

На земле и с воздуха

Теперь все чаще можно встретить геолога, собирающего вместо образцов горных пород листья и веточки, подобно древнему рудознатцу. Что это, возврат к старым методам? Нет. Наука не вернулась на круги своя, а сделала новый качественный виток, соединив древнее знание с современными достижениями. Вот почему ученые нашего технического века все чаще обращаются к истории науки, черпая из…

Призрачный шмель

Осенью я получил из Керчи письмо от Тани и ее мамы, они приглашали меня в гости. И вот я в старинном приморском городе. Без труда нашел нужную улицу и дом, утопающий в вишневом саду. Навстречу мне выбежала Таня. Ее мать — по профессии цветовод — оказалась жизнерадостным и общительным человеком. Ее розы славились на весь…

Озоновый экран

А как меняется состав атмосферы с высотой? Многочисленные исследования воздушного океана позволили прийти к выводу, что азотно-кислородный состав атмосферы, несмотря на убывающую плотность воздуха, остается постоянным до высоты 100 километров. Еще задолго до открытия термической структуры атмосферы ученые пришли к выводу, что не вся солнечная радиация, которая, согласно расчетам, должна попадать на Землю, в действительности…

Все права защищены ©2006-2020. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!.
Email: hi@poznovatelno.ru. Карта сайта
 

Невероятно, но факт!