Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Зима в песках Муюнкум (III)

В детстве я этим метелкам придумал свое название — «талаки». Между    грядами    Кокуиского урочища, в песках, где мы жили в то время, тоже росли тростники, и я любил разглядывать метелки и бродить зимой по тропинкам, набитыми джейранами или сайгаками. Слов одинокому мальчишке не хватало, вот и придумал «талаки». Надо же было как-то называть то, что видишь каждый день, и то, что тебе так нравится.

Правду сказать, тогда, в детстве кокуйском, немного таких вот, как сегодня, чудесных дней выпадало на мою долю. Чаще вспоминается другое: сижу в полутемной хате и разглядываю хвощи и папортники на стеклах. А за порог — ни ногой. Подходящей обуви, валенок или сапог нет. Есть только поршнииз невыделанной свиной шкуры, которые я не мог обувать так же ловко, как мои старшие братья. У них, например, носки и портянки оставались сухими, хотя бы они целый день бродили по тростникам или саксаульнику. У меня же снег набивался внутрь поршней и таял. Поэтому мать и не позволяла мне долго играть на дворе. То есть не разрешала бродить по ближайшему бархану с луком и тростниковыми стрелами с жестяными наконечниками. Вот и сидел я все больше на топчане да смотрел на стекла, расписанные морозом, разрисованными «хвощами».

После службы на флоте и окончания университета я не однажды приезжал из Ленинграда в родное Семиречье. Как-то раз, обуреваемый безрассудной тягой к пешему хождению
по барханам, я прошел Муюнкумские пески с севера на юг. А вот зимой, как нынче, я впервые здесь за много-много лет.

…Тростники раскачиваются под напором слабого южного ветерка, и я слышу стеклянное треньканье обледенелых метелок. Это чуть различимое треньканье, а также звон падающих прозрачных льдинок я впервые услышал не сегодня, конечно. Из далекого муюнкумского детства доносятся эти звуки и звоны. Ведь согласитесь, разве взрослый человек, уставший от житейских огорчений, оглушенный грохотом и лязгом большого индустриального города, — да разве он способен услышать этот звон на грани слуха человеческого, чуть различимое треньканье обледенелых метелок? День сегодня просто сказочный. Вчера вечером шел снег, ночью подморозило. А теперь вот солнце сияет, что-то около нуля, безветрие. Тянет южный ветерок.

Нет, не часто в песках Муюнкум выпадают такие вот деньки. Обычно дует холодный ветер (и непременно пронзительный!), гонит снег, сметает его в низины, под саксаулины, гонит также и песчинки, не припаянные к промороженному песчаному насту.

 А уж если подует «Джамбул» — северный бетпакдалинский ветер со стороны Джамбул-горы, то будет дуть и день, и два, и неделю. А то и целый месяц. И мелкий серый песок или желтая лёссовая пыль суглинков запорошит сугробы снега в низинах, а также и под саксаулинами. Барханы же обледеневшие станут грозными и опасными. И не только для домашних животных, но также и для диких животных. Многие джейраны и сайгаки погибнут, не сумев добыть ищу из-под корки льда и снега.

Мы недолго наслаждались тишиной и покоем пустыни. Где-то за грядой барханов послышался шум машины.  Возможно, сам бы я  на это просто не обратил внимания, как не обращает внимания горожанин на машины в городе. Теперь ведь в казахстанских степях и пустынях «Кировцы» встречаются гораздо чаще джейранов или сайгаков.

Марат забеспокоился при первых же звуках, которые проникли к нам в межбарханье. А когда сталоясно, что где-то за ближайшей грядой   ползет   грузовик,   он   проворно вскочил на ноги и, подхватив полотенце, побежал на бархан, расстегивая  висевший   на  боку  футляр  бинокля. Через минуту скатился с гребня, вскочил на коня и, ругаясь по-казахски и по-русски, поскакал к дальней гряде. Я тоже засобирался. Убрал в коржун фотоаппарат, сел на лошадь и  поспешил  за товарищем, чтобы присутствовать при составлении  акта.  Потому  что знаю,  какие душераздирающие сцены происходят, когда составляют акт о нарушении закона об охране природы. Лесонарушители не любят, когда их имена вписывают в акт. Бывает, до оскорблений и рукоприкладства   доходит. Известны нам с Маратом также трагические случаи… далее

О. Стерликов

Султанка (II)

Из-за нахмуренных туч и мороси, что навалились на камышовые берега заповедного залива, померкли краски природы. День был похож на вечер. Может быть, погода обманет султанку, заставит выйти из укромных мест? Курбан Мамедович задумчив. Слушает, не гудит ли где чужой лодочный мотор, нет  ли  других признаков нарушения заповедного режима. — Хочу сказку рассказать! — наконец говорит…

Султанка (I)

Эту птицу словно нарисовал ребенок. Крупный нос морковкой, насаженный на голову с крепкой шеей, куриное туловище с высокими ногами-камышинками. Покрасил юный художник птицу в синий цвет. И краски при этом не пожалел! Чтобы отливалось оперение густым ультрамарином. Такое ощущение, что эволюция не коснулась этой птицы! Так же как и в наши дни, ходила султанка в…

Зима в песках Муюнкум (I)

Оседлав лошадей, мы с Маратом отправились в глубь Муюнкумских песков. Марат Ниязов — местный лесник. И он обязан, выражаясь профессиональным языком лесоводов, совершать обход. То есть каждый день разъезжать верхом на лошади по саксауловым просекам и пресекать возможные лесонарушения. Я не знаю номера и пределов его обхода, но мне точно известно, что место, куда мы…

Зима в песках Муюнкум (II)

Каждый из нас занят своими мыслями. Моего спутника скорее всего преследуют домашние заботы. У него на подворье скот начал телиться-ягниться. Чуть недоглядишь — затопчут в тесном тростниковом хлеву ягненка или теленка. И саксаульник не так-то просто сохранить: рядом асфальтированное шоссе. Большое удобство не только для жителей района, но также и для лесонарушителей. То есть для…

Зима в песках Муюнкум (IV)

Добрых полтора часа лесник выяснял отношения с лесонарушителями. Составив акт, он принуждал их расписаться. Они же потрясали перед ним какой-то справкой, якобы дающей право брать саксаул именно на девяносто шестом, причем без уведомления и позволения лесника. На справке стояли какие-то штампы и подписи. Но это на Марата не произвело ни малейшего впечатления, и нарушители, проклиная…

На Ивановой Банке (I)

Эта птица похожа на диковинный заморский цветок. Так и видится сказочное, причудливой формы дерево, древо жизни, на ветвях которого розово-белые цветы. И ветви этого дерева обращены в совсем далекую, южную, ближе к экватору, сторону, туда, где всегда солнце и тепло. И как будто эта птица — заморский цветок — только что сорвалась со своего древа…

На Ивановой Банке (II)

Но волны еще минут сорок скреблись о дно казанки. Оператор окоченел и поглядывал на безжизненный Кызыл-Агачский залив совсем жалобно. Наконец лодка подошла к берегу. Мотор заглушили. И на веслах стали продираться через камышовую протоку,  тоже  совершенно  безжизненную. Куда же подевалась вся птица? И вдруг мы вышли на широкое озеро в камышах. Это и была знаменитая…

Турач

— Сколько помню себя, как открыл глаза — увидел турача! — сказал Курбан Мамедович Абдулаев, один из старейших лесников Кызыл-Агачского государственного заповедника. — Турача у нас всегда можно посмотреть… Вот мы идем по заповеднику с надеждой увидеть редкую птицу. Погода опять ненастная. Хотя в этом благословенном крае никогда не бывает  такой  зимы,  как  в  средней…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru