Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Эдвин Пауэлл Хаббл

(1889—1953)

Астрономия зародилась в глубокой древности, и с тех пор ее история, блестящие идеи, догадки и открытия всегда связывались с созданием новых инструментов, помогающих наблюдателям.

Когда люди построили первый телескоп, мир словно распахнулся перед астрономами: горы на Луне, новые спутники у давно известных планет и новые планеты, дотоле не видимые простым глазом. А сколько новых звезд высыпало на темных участках неба: белые, красноватые, голубые, они объединялись в пары, в более многочисленные и сложные системы. Более двухсот лет назад Вильям Гершель установил, что все наблюдаемые звезды входят в одну огромную, сплюснутую, как чечевица, систему — Галактику (Млечный Путь).

И чем сильнее, чем зорче становились телескопы, тем больше и больше мешали астрономам маленькие туманные пятнышки, попадавшиеся среди звезд. Наблюдатели порой принимали их за кометы… В 1781 году французский астроном Шарль Мессье решил составить список-каталог этих непонятных туманных пятен, чтобы никто уже больше не путал их ни с чем. У ста восьми объектов определил он координаты. Но прошло совсем немного времени, и все тот же неутомимый Гершель расширил список туманностей до двух тысяч. А еще чуть более полувека спустя английский астроном Йохан Людвиг Дрейер продолжил этот список до тринадцати тысяч. Количество туманностей быстро росло. Ученые научились различать их по форме, ввели классификацию; но что они собой представляют, из чего состоят и где находятся, так никто и не знал. Одни считали их скоплениями газа и пыли, другие — далекими звездными системами…

И вот в 1924—1925 годах американский астроном Эдвин Пауэлл Хаббл при помощи телескопа с зеркалом, имевшим в диаметре два с половиной метра, ухитрился получить фотографию спиральной туманности М 31 по каталогу Мессье, которая находилась в созвездии Андромеды. Вы спросите: что тут особенного? Ведь туманности и раньше фотографировали с помощью разных телескопов… Все дело заключалось в том, что на фотографиях Хаббла в спиральных ветвях туманности ясно просматривались слабые светящиеся точки — звезды! Но это же замечательно! Значит, спиральные туманности состоят вовсе не из пыли и газа, а из звезд! А различить мы эти звезды не можем, по-видимому, потому, что находятся они от нас чрезвычайно далеко. Может быть, даже за пределами нашей Галактики… 

С этого открытия началась в астрономии новая эпоха внегалактических исследований. 

Кто же он такой — Эдвин Пауэлл Хаббл, выдающийся астроном XX века? Надо сразу сказать, что его жизнь в науке сложилась не сразу. Он родился в небольшом американском городке Маршфилде, в штате Миссури, в семье служащего чикагской страховой компании. Отец Эдвина был человеком суровым, и дома все ходили по струнке. Можно себе представить, как радовался Эдвин, когда, окончив школу, поступил в Чикагский университет. Впереди его ждала новая, совсем иная, чем дома, свободная студенческая жизнь.

На последнем курсе Хаббл поступает работать в лабораторию известного физика Роберта Эндруса Милликена, большого мастера весьма тонких и удивительно изящных опытов, требующих адского терпения. Трудно сегодня точно сказать, почему карьера физика не прельстила выпускника Чикагского университета Эдвина Хаббла. Бросив все, он уехал в Англию, поступил в Оксфордский университет и решил изучать… римское право и юриспруденцию. Какой поворот в жизни!

Хаббл, несмотря на перемену судьбы, человеком был настойчивым. И обычно доводил начатое до конца. Он получил диплом юриста и около года работал на родине адвокатом. Но скоро убедился, что разбор людских дел куда менее интересен исследований тайн природы. Особенно для тех, кто уже когда-то приобщился к научной работе. И Эдвин Хаббл делает еще один решительный поворот в своей судьбе — поступает на работу в Йеркскую обсерваторию близ Чикаго ассистентом.

Отныне он будет изучать звездное небо. Но началась первая мировая война. Молодого новоиспеченного астронома призвали в армию, и он два года не снимал военной формы.

Ему исполнилось тридцать, когда срок армейской службы для него закончился. Тридцать лет — и все нужно начинать с начала! Вернувшись, он поступает в обсерваторию Маунт Вилсон в Калифорнии. Здесь, нагоняя ушедшее время, Эдвин трудится не жалея сил. Трудно даже сосчитать, сколько ночей провел он, скорчившись в продуваемом ночным ветром «стакане» большого телескопа, прежде чем получил сенсационные фотографии туманности М 31, сделавшие его знаменитым. Но он не зазнался. К концу 1924 года он отыскал в «своей туманности» уже более трех десятков переменных звезд. Двенадцать из них оказались цефеидами. Астрономы не зря называют цефеиды «маяками Вселенной». Они помогают определить расстояния. Нашел, с известным приближением, расстояние до туманности Андромеды и Эдвин Хаббл. Оно оказалось равным 900 тысяч световых лет. Тогда это казалось страшно далеко! Но главное заключалось в том, что спиральная звездная система теперь уже точно находилась за пределами нашей Галактики. (По современным данным М 31 находится еще дальше. Расстояние до нее — около двух миллионов световых лет.)

От туманности Андромеды Хаббл перешел к другим туманным объектам и обнаружил в них новые звезды и цефеиды, шаровые скопления звезд и газовые облака. Это была скрупулезнейшая работа: фотографировать через цветные фильтры слабосветящиеся туманные пятнышки. Вот где ему пригодились навыки, полученные в лаборатории Милликена. Ведь тогда еще техника цветной фотографии была далеко не на такой высоте, как сегодня. И все же Хаббл различил в далеких галактиках голубые и красные звезды-сверхгиганты, первым определил примерное расстояние до них. Через несколько лет напряженной работы Эдвин Хаббл составил первую подробную классификацию далеких галактик и нашел закон, по которому можно было примерно определять до них расстояние Работы Хаббла подтвердили вывод теоретиков о том, что наша Вселенная не застывшее целое, она живет и расширяется.

В 1927 году его избирают членом Национальной академии наук в Вашингтоне. А к середине 30-х годов он уже член многих научных обществ и академий, автор фундаментальных астрономических работ.

В предвоенные годы Эдвин Хаббл много сил отдает созданию самого большого тогда в мире 200-дюймового телескопа. И когда гигант был установлен на обсерватории Маунт Паломар, Хаббл первым получил с его помощью превосходные фотографии звездного неба.

Большую, полную труда, интересных открытий и достижений жизнь прожил Эдвин Пауэлл Хаббл — один из выдающихся астрономов нашего века.

Шарль Луи Монтескье

(1689 – 1755) В одном из музеев Франции по сей день хранится молитвенник простой крестьянки, жившей в XVII веке в селении Ла Бред, неподалеку от города Бордо департамента Жиронда. Находится это на юго-западе страны. А попала книжка в музей из-за надписи, сделанной в Январе 1689 года, которая гласит: «Сегодня окрестили сына нашего сеньора; воспреемником его…

Александр Григорьевич Столетов

(1839-1896) 1888 год. Темными зимними вечерами в окнах физической лаборатории Московского университета долго не гаснет свет. Посредине большой комнаты, заставленной шкафами с приборами, электрическими машинами, у стола с нехитрой схемой — высокий господин без сюртука. Иногда он прохаживается взад-вперед, думает, закусивши губу, и оглаживает бороду. Потом вдруг подходит к собранной установке, делает знак лаборанту. На…

Все права защищены ©2006-2019. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru