Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 6

Прошли еще сутки. Пора было готовиться к посадке. Имея уже достаточный опыт, мы быстро справились с выполнением штатных работ. Используя небольшой резерв времени, я решил укрепить спицу штурвала переходного люка, которую так неосторожно повредил перед стартом. Большой необходимости для такого ремонта не было, но… лишняя гарантия никогда не вредит…

Внимательно осмотрел место поломки и занялся поиском необходимого материала для р,емонта. В моем распоряжении была универсальная отвертка, а спицу я решил укрепить металлической расчалкой, которую собирался отделить от «дивана».

С помощью отвертки мне это коекак удалось. На прочность дивана это не повлияло. Да и все равно — диваном пользоваться уже не придется: он должен был сгореть вместе с орбитальным отсеком при спуске.

Этой же отверткой я отрубил от расчалки приваренные к ней металлические щечки. Мой яростный стук услышал Алексей, который в это время находился в спускаемом аппарате. Он не на шутку забеспокоился и даже прикрикнул на меня: «Стучать — стучи, но не так ритмично, а то раскачаешь корабль, и солнечные батареи отвалятся, тогда хлопот не оберешься».

Конечно, насчет солнечных батарей он пошутил, но я все же поумерил свой пыл. Мне удалось подогнать расчалку под нужную длину, и с помощью изоляционной ленты уже вдвоем мы крепко прикрутили ее к спице штурвала.

После нашего полета спицы на этих штурвалах стали делать более прочными, и уже никому не удавалось их поломать…

Ремонт, который мы провели в космосе, в принципе мелочь. Однако этот незапланированный эксперимент тоже коечто подсказал специалистам для выявления возможностей экипажа на борту, вплоть до выполнения серьезных регламентных и ремонтновосстановительных работ.

Удовлетворенный сделанным делом, я присоединился к Алексею, который уже начал «сервировать стол» к нашему последнему ужину на орбите, а после ужина мы дружно «завалились» спать.

«Утром» нас разбудил будильник. Корабль уже вошел в зону прямой связи с Центром управления полетом, и главные операторы, два Павла — Беляев и Попович, — спешили дать нам последние ЦУ по подготовке к посадке.

Спуск с орбиты прошел точно так же, как и в первый раз на корабле «Союз-4». Только мне показалось, что тряски было поменьше и пламя за бортом буйствовало не так яростно, мы его почти не видели. Может быть, условия спуска были иными, а может быть, впечатления не такими острыми и уже привычными…

Наш корабль приземлился 18 октября в 12 часов 10 минут по московскому времени в 145 километрах севернее города Караганды. Сели мы на мягкую, влажную землю. Толчок при посадке был несильным. Я быстро отстрелил обе стреньги парашюта. И мы с Алексеем крепко пожали друг другу руки. «Со счастливым прибытием на родную землю!»

Погода на месте приземления была довольно сносная, ветер слабый, не холодно, хотя кое-где уже лежали небольшие сугробы снега, но земля была еще мягкой, черной и излучала особый аромат. Мы уже отвыкли от ее запаха и с наслаждением дышали полной грудью.

Настроение прекрасное, чувствовали себя легко, непринужденно, шуткой отвечали на шутку, весело смеялись…

В вертолете я опять попросил пилота разрешить мне сесть в его кресло. Приятно было сознавать, что и пятисуточный космический полет не нарушил координации движений, не снизил остроты зрения, и я мог вести вертолет строго по курсу.

На аэродроме в Караганде нас уже ждали.

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 14

Честный, добросовестный, предельно откровенный и очень общительный, он сразу полюбился нам и органично влился в наш маленький коллектив. После двух-трех тренировок мы все трое уже понимали друг друга с полуслова, а еще через некоторое время и вообще обходились без слов, только обменивались выразительными взглядами… Нам предстояло хорошо изучить не только модифицированный корабль «Союз», но и…

Часть 15

На партийном собрании космонавтов и тружеников космодрома мы с Алексеем и другими нашими товарищами рассказывали о работе XXIV съезда партии, о его исторических решениях. Привычная деловая обстановка космодрома сразу заставила нас перейти на жесткий предстартовый режим. Появились вновь марлевые повязки на лицах всех тех, кто нас окружал. Контакты со специалистами были сведены к необходимому минимуму….

Часть 16

Рисковать не стали, да и хотели проверить потщательнее — почему так произошло с мачтой? На другой день старт корабля состоялся секунда в секунду. Ракета пошла вверх, и уже ничто не могло ее остановить. В третий раз переживал я старт в космос. Чувствовал себя уверенно. Не сомневался в надежности нашей космической техники. Верил в товарищей по…

Часть 17

Мы доложили на Землю о выполнении первой части нашего задания и приступили к работе по второй части — проверили состояние соединительных цепей, всех рабочих систем станции. Экипаж наш работал собранно, слаженно, напряженно, мы с Алексеем старались облегчить работу Николая Николаевича, пытались освободить его от выполнения некоторых операций. Он быстро разгадал нашу хитрость. — Что вы…

Часть 18

Свечение за бортом усиливается, теперь мы видим настоящее пламя, но это горит уже теплозащитная обшивка корабля. Наверное, со стороны наш спускаемый аппарат похож сейчас на летящий болид. Перегрузки усиливаются. Дышать становится трудно. Вокруг что-то шипит, гудит, аппарат наш дрожит, на стеклах иллюминаторов играют оранжево-красные отблески пламени. Впечатление куда более сильное, чем в момент дневного спуска…

Часть 19

Георгий Тимофеевич Добровольский — летчик-истребитель. Перед приходом в отряд космонавтов был начальником политотдела авиационного полка. Прекрасно знал свое дело, умел общаться с людьми, был требовательным и серьезным начальником. В отряд мы пришли с ним одновременно. Вместе проходили медицинскую комиссию. Вместе приступили к занятиям. Вместе прыгали с парашютом и сдавали зачеты по летной подготовке. Георгий очень…

Часть 1

Летом и осенью 1969 года у нас в Звездном и на космодроме Байконур шла усиленная подготовка к последовательным стартам трех кораблей «Союз». 11 октября мы проводили в космос Шонина и Кубасова. На следующий день стартовали Филипченко, Волков и Горбатко. Особенно все радовались за Виктора Горбатко. Он был «последним из могикан» — из тех, кто пришел…

Часть 13

Были усовершенствованы нагрузочные костюмы «Пингвин», которые очень полюбились космонавтам. В этих костюмах они не только работали «днем», но и спали «ночью». Особые приборы — электростимуляторы с помощью слабых электроимпульсов заставляли сокращаться различные группы мышц и тем самым поддерживать их высокий тонус. Был создан и такой агрегат, как «вакуумная емкость», который вызывал отток крови от головы…

Часть 2

И вот старт! Отрабатывают двигатели первой, а затем и второй ступени. Пауза мне кажется значительно короче, чем в первом полете, и снова нарастают перегрузки. Третья ступень выводит нас на орбиту… Следим за открытием панелей солнечных батарей, антенн. Корабль приводится в рабочее состояние. Нас поздравляют с выходом на орбиту, и сразу же мы слышим голоса друзей….

Часть 3

Наиболее сложным этапом было осуществление сближения в полосе тени Земли. Однако световые маяки позволяли нам хорошо контролировать расстояние между кораблями. Дальность их видимости оказалась гораздо большей, чем видимость корабля на освещенной части Земли, особенно на пестром фоне поверхности нашей планеты. Надо сказать, что день 14 октября был самым сложным и трудным в нашем полете, заполненным…

Все права защищены ©2006-2017. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru
Рейтинг@Mail.ru