Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Часть 1

Летом и осенью 1969 года у нас в Звездном и на космодроме Байконур шла усиленная подготовка к последовательным стартам трех кораблей «Союз».

11 октября мы проводили в космос Шонина и Кубасова.

На следующий день стартовали Филипченко, Волков и Горбатко. Особенно все радовались за Виктора Горбатко. Он был «последним из могикан» — из тех, кто пришел в отряд вместе с Гагариным. И вот через девять лет состоялся и его первый старт в космос. А вначале ему не повезло.

Во время напряженной подготовки к одному из полетов, когда он выступал в роли дублера, вдруг подвело сердце, и Виктора отстранили от тренировок. Вопрос тогда стоял даже об отчислении Горбатко из отряда. Но Виктор не сдался. По совету врачей он строго придерживался определенного режима, точно и упорно выполнял все их предписания, тренировал сердце и… победил.

13 октября, в понедельник, в 13 часов 29 минут по местному времени должен был состояться и наш старт…

Утром после подъема во время зарядки я пробежал свою «норму» — пять километров. Пробежал легко и спокойно. Знал, что в следующие пять дней бегать уже не придется… Потом вместе с Алексеем прошли обязательный медицинский осмотр, позавтракали в компании с нашими дублерами — Андрияном Николаевым и Виталием Севастьяновым, облачились в полетные костюмы и отправились на космодром.

После традиционного рапорта председателю Государственной комиссии поднимаемся на лифте наверх к кораблю. Алексей первым забрался в корабль и сразу же перешел в спускаемый аппарат, я сначала осмотрел орбитальный отсек. Все было в порядке, все лежало на своих местах.

По «дороге» в спускаемый аппарат тщательно проверил состояние крышки переходного люка и начал завинчивать штурвальное колесо. Операция предельно простая. Но я, вероятно, перестарался, нажал посильнее, чем требовалось, — и одна из спиц штурвала треснула на месте сварки. Крышка закрылась надежно, и замки сработали. В общем, поломка произошла пустяковая, но инструкция требовала от нас немедленного доклада о малейших неисправностях на корабле. Что делать?

До старта остается около часа… Может, промолчать, а то начнутся осмотры, переговоры, время старта пройдет, и перенесут его на завтра… А там кто знает… Однако дисциплинированность побеждает, и я докладываю оператору о случившемся.

— Ждите! — коротко отвечает он. И нам ничего другого не остается, как ждать. Совершенно автоматически, как-то отрешенно проводим заключительный осмотр спускаемого аппарата и проверку всех систем корабля. А сами то и дело поглядываем на злосчастный штурвал. Наконец слышим шум, стук — это открывают люк прибывшие к нам инженеры-стартовики.

Они внимательно осматривают штурвал.

— Лететь можно! — говорит один.

— Ничего страшного! — подтверждает другой.

Инженеры уходят, а я опять закрываю крышку люка, но делаю это осторожно и более внимательно.

До старта остается пятнадцать минут. Волнение невольно усиливается. Журналисты задают традиционный вопрос: о чем вы сейчас думаете?

— О завтраке на орбите, — шутим мы, и обстановка несколько разряжается…

Нам передают пожелания успешного старта и мягкой посадки.

«Трудные дороги космоса», В.А.Шаталов

Часть 14

Честный, добросовестный, предельно откровенный и очень общительный, он сразу полюбился нам и органично влился в наш маленький коллектив. После двух-трех тренировок мы все трое уже понимали друг друга с полуслова, а еще через некоторое время и вообще обходились без слов, только обменивались выразительными взглядами… Нам предстояло хорошо изучить не только модифицированный корабль «Союз», но и…

Часть 15

На партийном собрании космонавтов и тружеников космодрома мы с Алексеем и другими нашими товарищами рассказывали о работе XXIV съезда партии, о его исторических решениях. Привычная деловая обстановка космодрома сразу заставила нас перейти на жесткий предстартовый режим. Появились вновь марлевые повязки на лицах всех тех, кто нас окружал. Контакты со специалистами были сведены к необходимому минимуму….

Часть 16

Рисковать не стали, да и хотели проверить потщательнее — почему так произошло с мачтой? На другой день старт корабля состоялся секунда в секунду. Ракета пошла вверх, и уже ничто не могло ее остановить. В третий раз переживал я старт в космос. Чувствовал себя уверенно. Не сомневался в надежности нашей космической техники. Верил в товарищей по…

Часть 17

Мы доложили на Землю о выполнении первой части нашего задания и приступили к работе по второй части — проверили состояние соединительных цепей, всех рабочих систем станции. Экипаж наш работал собранно, слаженно, напряженно, мы с Алексеем старались облегчить работу Николая Николаевича, пытались освободить его от выполнения некоторых операций. Он быстро разгадал нашу хитрость. — Что вы…

Часть 18

Свечение за бортом усиливается, теперь мы видим настоящее пламя, но это горит уже теплозащитная обшивка корабля. Наверное, со стороны наш спускаемый аппарат похож сейчас на летящий болид. Перегрузки усиливаются. Дышать становится трудно. Вокруг что-то шипит, гудит, аппарат наш дрожит, на стеклах иллюминаторов играют оранжево-красные отблески пламени. Впечатление куда более сильное, чем в момент дневного спуска…

Часть 19

Георгий Тимофеевич Добровольский — летчик-истребитель. Перед приходом в отряд космонавтов был начальником политотдела авиационного полка. Прекрасно знал свое дело, умел общаться с людьми, был требовательным и серьезным начальником. В отряд мы пришли с ним одновременно. Вместе проходили медицинскую комиссию. Вместе приступили к занятиям. Вместе прыгали с парашютом и сдавали зачеты по летной подготовке. Георгий очень…

Часть 2

И вот старт! Отрабатывают двигатели первой, а затем и второй ступени. Пауза мне кажется значительно короче, чем в первом полете, и снова нарастают перегрузки. Третья ступень выводит нас на орбиту… Следим за открытием панелей солнечных батарей, антенн. Корабль приводится в рабочее состояние. Нас поздравляют с выходом на орбиту, и сразу же мы слышим голоса друзей….

Часть 13

Были усовершенствованы нагрузочные костюмы «Пингвин», которые очень полюбились космонавтам. В этих костюмах они не только работали «днем», но и спали «ночью». Особые приборы — электростимуляторы с помощью слабых электроимпульсов заставляли сокращаться различные группы мышц и тем самым поддерживать их высокий тонус. Был создан и такой агрегат, как «вакуумная емкость», который вызывал отток крови от головы…

Часть 3

Наиболее сложным этапом было осуществление сближения в полосе тени Земли. Однако световые маяки позволяли нам хорошо контролировать расстояние между кораблями. Дальность их видимости оказалась гораздо большей, чем видимость корабля на освещенной части Земли, особенно на пестром фоне поверхности нашей планеты. Надо сказать, что день 14 октября был самым сложным и трудным в нашем полете, заполненным…

Часть 4

Последующий анализ фотографий, полученных из космоса и с самолета, показал высокую эффективность космической съемки. На фотографиях, сделанных из космоса с высоты 200—300 километров, исчезают мелкие детали земной поверхности, но зато более явственно выступают глобальные явления — тектонические разломы земной коры, сбросы, трещины, складчатые, кольцевые и купольные структуры, которые на снимках, сделанных с самолета, обычно не…

Все права защищены ©2006-2017. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru
Рейтинг@Mail.ru