Невероятно, но факт!






купонлар.ру

Ножницы и бумага

Вы думаете, конечно — как и я думал когда-то,— что на свете есть ненужные вещи. Ошибаетесь: нет такого хлама, который не мог бы для чего-нибудь пригодиться. Что не нужно для одной цели — полезно для другой; что не надобно для дела — годится для забавы.

В углу ремонтируемой комнаты попалось мне как-то несколько исписанных почтовых карточек и ворох узких бумажных полос, которые отрезываются обычно от края обоев перед оклейкой. «Хлам, который годится только в печку»,— подумал я. А оказалось, что даже и с такими никому не нужными вещами можно очень интересно позабавиться. Старший брат показал мне ряд прелюбопытных головоломок, какие можно проделать с этим материалом.


Начал он с бумажных лент. Подав мне один обрывок полоски, длиной ладони в три, он сказал:


  Возьми ножницы и разрежь эту полоску на три части… Я нацелился резать, но брат удержал меня:



  Постой, я не кончил. Разрежь на три части одним взмахом ножниц.


Это было потруднее. Я примерялся на разные лады, но все более убеждался, что брат задал мне мудреную задачу. Наконец я сообразил, что она вовсе неразрешима.


  Ты шутишь,— сказал я.— Это невозможно.


  Хорошенько подумай — может, и догадаешься.


  Я уже догадался, что задачу решить нельзя.


  Плохо догадался. Дайка.


Брат взял у меня полоску и ножницы, сложил бумажную ленту вдвое и разрезал ее пополам. Получилось три куска.


  Видишь?


  Да, но ты согнул полоску.


  Отчего же ты не согнул?


  Ведь не сказано было, что можно сгибать.


  Но и не сказано было, что сгибать нельзя. Сознайся уж прямо, что не догадался.


  Дай другую задачу. Больше не поймаешь.


  Вот еще полоска. Поставь ее на стол ребром.


  Чтобы стояла или чтобы упала? — спросил я, подозревая ловушку.


 



  Конечно, чтобы стояла. Если упадет, значит, положена, а не поставлена.


«Чтобы стояла… ребром…» — размышлял я и вдруг сообразил, что полоску можно согнуть. Я перегнул ее углом и поставил на стол.


  Вот. Стоит на ребре! Не сказано было, что перегибать нельзя! — с торжеством объявил я.


  Правильно.


  Еще!


  Изволь. Видишь, я склеил концы нескольких полосок и получил бумажные кольца. Возьми красно-синий карандаш и проведи вдоль всей наружной стороны этого кольца синюю черту, а вдоль внутренней — красную.


  А потом?


  Это и все.


Пустячная работа! Однако она у меня не спорилась. Когда я замкнул синюю черту и хотел приступить к красной, го с досадой обнаружил, что по рассеянности прочертил синей линией обе стороны кольца.


  Дай другое кольцо,— сконфуженно сказал я.— Я нечаянно испортил первое.


Но и со вторым кольцом приключилась та же неудача: я и не заметил, как прочертил обе стороны кольца.


  Наваждение какое-то! Опять испортил. Дай третье.


  Бери, не жалко.


Что же вы думаете? Ведь и на этот раз исчерченными синим цветом оказались обе стороны! Для красного карандаша не оставалось свободной стороны.


Я был огорчен.


  Такой простой вещи сделать не можешь! — смеясь, сказал брат.— А вот у меня сразу получается.


И, взяв бумажное кольцо, он быстро провел по всей его наружной стороне синюю черту, по всей внутренней — красную.


 



Получив новое кольцо, я принялся возможно осмотрительнее вести черту по одной его стороне и, стараясь не перейти как-нибудь на другую, замкнул линию. Опять неудача: обе стороны прочерчены! Готовый заплакать, я растерянно взглянул на брата — и тогда только по его лукавой усмешке догадался, что здесь дело неладно.


  Эге, ты что-то… Это фокус? — спросил я.


  Кольца заколдованы.— ответил он.— Необыкновенные!


  Какие же необыкновенные? Кольца как кольца. Но только ты что-то подстраиваешь.


  Попробуй проделать с этими кольцами что-нибудь другое. Например, мог ли бы ты такое кольцо разрезать вдоль, чтобы получить два потоньше?


— Эка важность!


Разрезав кольцо, я уже собирался показать брату полученную пару тонких колец, когда с изумлением заметил, что в руках у меня не два, а одно длинное кольцо.


  Ну, где же твои два кольца? — насмешливо спросил брат.


  Дай другое кольцо: попробую еще раз.


  А ты разрежь то, которое у тебя получилось.


Я разрезал. На этот раз у меня было в руках несомненно два кольца. Но, когда я стал их разнимать, оказалось, что их невозможно распутать, так они были сплетены друг с другом. Брат был прав: кольцо в самом деле заколдованное!


  Секрет колдовства очень прост,— объяснил брат.— Ты можешь и сам изготовить такие необыкновенные кольца. Все дело в том, что, прежде чем склеить концы бумажной ленты, нужно завернуть один из концов вот так (рис. 3),


  От этого все и происходит?


  Представь! Сам же я, конечно, чертил карандашом на обыкновенном кольце… Еще интереснее получается, если конец ленты завернуть при этом не один, а два раза.


Брат на моих глазах приготовил кольцо по этому способу и подал мне.


 



— Разрежь вдоль,—сказал он.—Что ты получишь?


Разрезав, я получил два кольца, но продетых одно сквозь другое. Забавно! Разнять их было невозможно.


Я сам приготовил еще три таких кольца — и получил еще три пары неразлучных колец.


— А как • бы ты сделал,— спросил брат,— если бы тебе нужно было все четыре пары колец соединить в одну длинную, несомкнутую цепь?


— Ну, это просто: разрезать по одному кольцу у каждой нары, продеть и снова заклеить.


  Значит, ножницами ты разрезал бы,— возразил брат,— три кольца?


  Три? Разумеется,— ответил я.


  А меньше трех нельзя?


  У нас ведь четыре пары колец. Как же ты хочешь их соединить, разорвав только два кольца? Это невозможно! — с уверенностью заявил я.


Вместо ответа брат молча взял из моих рук ножницы, разрезал два кольца одной пары и соединил ими три остальные пары — получилась цепь из восьми колец. До смешного просто! Никакой хитрости здесь не было. И я удивлялся только, как мне самому не пришла в голову такая простая мысль.


  Ну, достаточно возились с бумажными лентами. У тебя там, кажется, есть еще старые почтовые карточки. Давай-ка придумаем что-нибудь и с ними. Попробуй, например, вырезать в карточке самую большую дыру, какую только тебе удастся.


Проткнув карточку ножницами, я аккуратно вырезал в ней четырехугольное отверстие, оставив узенькую кайму бумаги.


— Всем дырам дыра! Большей не вырезать! — с удовлетворением сказал я, показывая брату результат моей работы.


Брат, однако, был иного мнения.


  Ну, дыра маловата. Едва рука пролезет.


  А ты бы хотел, чтобы вся голова прошла? — язвительно ответил я.


— Голова и туловище. Чтобы всего себя продеть можно было: это будет подходящая дыра.


  Ха-ха! Вырезать дыру больше самой бумаги, этого ты хочешь?


  Именно. Больше бумаги во много раз.


  Тут уж никакая хитрость не поможет. Что невозможно, то невозможно…


  А что возможно, то возможно,— сказал брат и принялся вырезать.


Уверенный, что он шутит, я все же с любопытством следил за его руками. Он перегнул почтовую карточку пополам, потом провел карандашом близ длинных краев перегнутой карточки две черты и сделал два надреза близ других двух краев.


Затем прорезал сложенный край от точки А до точки делать надрезы тесно один возле другого так:


 



— Готово,— объявил брат.


— Но я не вижу никакой дыры.


— Гляди-ка!


И брат разнял бумажку. Представьте: она развернулась в длиннейшую цепь, которую брат совершенно свободно перекинул через мою голову. Она упала к моим ногам, окружив меня своими зигзагами.


  Ну что: можно пролезть через такую дыру? Как ты скажешь?


  Двоим не тесно будет! — в восхищении воскликнул я.


На этом брат закончил свои опыты и головоломки, обещав в другой раз показать целый ряд новых — исключительно с одними монетами.


 

Развлечения с монетами

— Вчера ты обещал показать фокус с монетами,— напомнил я брату за утренним чаем. — С утра за фокусы? Ну ладно. Опорожни-ка полоскательную чашку. На дно опорожненной чашки  брат  положил  серебряную монету: — Смотри в чашку, не двигаясь с места и не подаваясь вперед. Видна тебе монета? — Видна. Брат немного отодвинул от меня чашку:…

Блуждание в лабиринте

  — Что ты там хохочешь над книжкой? Веселая история? — спросил меня брат. — Очень. «Трое в одной лодке» Джерома. — Помню, забавная вещь! Какое место ты сейчас читаешь? — О том, как толпа людей блуждала в садовом лабиринте и не могла из него выбраться. —  Интересный рассказ! Прочти-ка его мне. Я прочел вслух…

Все права защищены ©2006-2017. Перепечатка материалов с сайта возможна только с указанием ссылки на сайт – Невероятно, но факт!. Email: hi@poznovatelno.ru
Рейтинг@Mail.ru